Архив за » Май, 2012 «

Язык прилично. Часть 2.

Для русских вопрос иностранных языков – вопрос более болезненный, чем в любой другой стране. Русский язык – имперский язык, и поэтому язык одной страны. Области, колонизированные русскими, на которые русские распространили свой язык, не стали колониями и не отделились от метрополии, а составили огромную империю, которую до недавнего времени ничто не могло потрясти.

В России практически не развит внутренний туризм. Русским просто некуда поехать в пределах собственной страны. По различным причинам, главная из которых, конечно, климат, а вторая, но не по значению – разруха. Не без оснований на то, русские полагают, что кто видел один или два города, тот видел всю Россию. Прибавим столицы, которые большинство людей посещают либо в детстве, либо как перевалочный пункт для дальнейшего путешествия. Конечно, красоты русской архитектуры впечатляющи, но кто видел кремль в Ростове, может записать на свой счет практически все Золотое Кольцо, а кто был хотя бы в одном музее деревянного зодчества, как правило на этом останавливаются. Любые отступления от привычного окружения – готика, пальмы, небоскребы – для русских исключительно привлекательны. И это можно понять. Более того, не понять это нельзя. И все русские хотят, чтобы им стало тепло. Климат таков, что и это желание становится понятным и естественным.

Поэтому русские едут, а когда едут, то порой задумываются о языке. И вот тут именно среди русских разгораются самые жаркие споры о знании языков, с какими я только встречался. Подавляющая масса населения не знает языки, и если и испытывает мимолетную неловкость, то самую слабую. Как большая часть прогрессивной Европы, они разумно полагают, что ни к чему тратить собственное время на изучение языка, утилитарность которого находится под большим сомнением. Жизнь такая короткая, а заметьте, в России продолжительность человеческой жизни стремится к минимальным цифрам, причем специфика ее такова, что изучать язык в зрелом возрасте – занятие безнадежное, поскольку вряд ли на пенсии вы еще сможете куда-либо поехать. Позвольте мне не вдаваться в печальные подробности и не объяснять очевидное. Подавляющему большинству русских иностранный язык не нужен, а оставшейся части нужен только для отпуска. А в отпуске люди отдыхают, изредка им требуется объясниться с персоналом, и только.

Но также в России существует часть населения, остро ощущающая собственную языковую неполноценность. Именно эти люди с жаром выступают за обязательное знание каждым хотя бы одного иностранного языка. В их понимании язык это перспективы, уровень, возможности. А еще, как ни странно – правила приличия.

Почему русские, которые фактически не нуждаются в иностранных языках в обиходе, считают, что владение только родным языком есть нечто непристойное? Почему вы приводите в качестве примера царскую Россию, когда дворяне говорили на двух-трех языках свободно, но не вспоминаете, что когда власть не говорит на одном языке в народом, это приводит к трагическим последствиям, и это уже бывало не только в России? Почему вы не обращаете внимание на вынужденность этого знания, потому что от него зависели все коммуникации в высшем свете? Нужен ли иностранный язык, если из года в год вы общаетесь исключительно с соотечественниками и никогда еще не выезжали дальше райцентра? Почему кто-то должен ощущать свою неполноценность, если не обладает знанием, в котором не нуждается?

Догадываетесь ли вы о том, что иностранный язык в Европе – вынужденная мера, потому что страны невелики и население мобильно? Да и то – французам же это в голову не приходит. Ни одному парижанину не стыдно, что он не знает никакого другого языка, а на своем родном пишет с ошибками. Все они спокойно говорят – зачем мне учить язык, если мне не представится случая на нем поговорить? А любой римский официант еще и надменно взглянет на вас сверху: хочешь поговорить со мной – учи мой язык сам. И все они с большим понимание относятся к тому факту, что их язык изучают иностранцы, это по их мнению дело нужное и важное. Ну разумеется!

Нет, я не утверждаю, будто дело обстоит исключительно так. Естественно, в любой стране существует значительная часть людей, связанных с международными контактами, коммуникациями, наукой, образованием, которые бегло говорят на нескольких языках. В любой стране! В России множество людей различных возрастов, которые свободно объясняются на иностранных языках, но статистически это количество ничтожно относительно всего населения.

Английский – это достаточно простой язык с достаточно сложным произношением и огромным числом диалектов, отличающихся друг от друга, как день и ночь. Французский – это вовсе не утонченный язык знати, во Франции на нем говорят и крестьяне тоже, а еще выходцы из колониальных владений Северной Африки. Итальянский не сделает вашу речь изысканной, поверьте, он содержит достаточный простор для оскорблений и грубости. Испанский не создан для любовных баллад и рыцарских романов, на этом же языке вам придется говорить и об обыденных вещах. Это просто языки, на которых говорят живые люди.

A suivre… 

Утренняя молитва

Утренняя молитва Шанжана теперь начинается со слов:
Дорогой бог, пошли пожалуйста мне сидячее место в автобусе и баночку кофе.
Потом Шанжан задумывается на минутку и прибавляет:
И это…  сделай еще чтобы моя нога зажила без осложнений.
Последнее явно дается ему с трудом, потому что первые его пожелания незамысловаты и естественны, а насчет ноги он старается все сделать по науке, чтобы исключить недопонимание. Поэтому иногда увлекшись, он начинает нанизывать бусины дальше: …и поскорее, …и чтобы следа не осталось, …и чтобы я мог носить узкие туфли, …и без осложнений.
Потом он ловит себя на том, что пошел по второму кругу и уныло заканчивает:
В общем, дорогой бог, сделай как лучше, только чтобы поскорее и без осложнений.
На этом утренняя молитва Шанжана заканчивается, и как правило, уже подходит автобус.

А у вас, камрады,  есть утренняя молитва?

Категория: Этюды  Метки: ,  Комментарии закрыты

Поздравляю, перелом

Ну вот я и вернулся. Прошу прощения за долгий перерыв, сначала я был слишком занят познанием Парижа с новой для меня стороны, потом я был полностью поглощен тем, что запойно жалел себя. Наверное, есть смысл изложить мои личные обстоятельства до того, как я перейду к повествованию о Париже и всем, что к нему прилагается.

Давайте я начну с самого начала. Началом стало то, что на прилете в Шарль де Голле потеряли мой чемодан. Да, и мне пришлось сначала ждать окончание разгрузки стокгольмского рейса, а потом идти выручать свой багаж. Честное слово, со мной такое впервые и я уже там задумался о целесообразности приобретения маленького чемодана. В конце концов, туда я как раз мог бы поехать с ручной кладью, ведь мой чемодан был пуст более чем наполовину, и несколько лет назад я спокойно летал с ручной сумкой и вовсе не испытывал недостатка в одежде, обуви, аксессуарах и косметике. Как-то все необходимое помещалось, ну а что сверх того, как известно, от лукавого. В раздумьях о новом чемодане, я нашел старый, успешно доказал его принадлежность мне и отправился к очередному месту своего временного проживания в Париже.

Место, где будет проходить следующий отрезок моей жизни, было милым, удобным, непритязательным, удачно расположенным. Только лестница, как многие парижские лестницы, была винтовой, крутой и с деревянными краешками ступенек. Бог мой, типичная парижская лестница. После того, как я поднял свой полупустой, и потому совершенно легкий, чемодан на четвертый этаж в мансарду и раскидал основные вещи, я раскрыл окно и долго разглядывал улицу Муффетар сверху. Наслаждался тем острым чувством новизны, которое так быстро меня покидает обычно, что я люблю ловить его и испытывать снова и снова. В самом деле, я прекрасно знаю, что уже через пару дней новое место будет для меня таким же привычным, как сотни мест до него, что я буду идти домой и ощущать, что мансарда под крышей, которую я заселил только вчера, действительно мой дом со всеми вытекающими последствиями.

Именно поэтому ходить я люблю без карты. Сначала, потому что все места кажутся восхитительно новыми, и даже те, в которых ты бывал, находят что-то новое; а потом, когда все становится привычным, если я иду верно, то ощущаю гордость за свою прекрасную ориентацию, а если заблуждаюсь, то снова нахожу любимое чувство новизны. Иногда оно настигает меня в двух шагах от нахоженных мест. Поэтому я люблю каждый раз проходить разными дорогами.

В течение первых двух дней я передвигался так быстро и успел так много, что мне самому запланированная поездка стала казаться слишком просторной для столь скромных целей.

У каждого, кто был в Париже больше одного раза, образуются какие-то свои личные, тайные, любимые места. Они ничем не отличаются от всех остальных мест, но только для всех остальных людей. Публика толпами будет проходить мимо именно вашего места, и не придавать ему особенного значения. Но для вас лично оно будет особым. У меня такое место есть, и оно находилось совсем недалеко от мансарды, где я поселился. Вечером второго дня я захотел пойти туда.

Нет, камрады. Я не могу сказать, что был пьян. Стакан подогретого розового прованского вина не может считаться достаточным количеством алкоголя, чтобы человек, даже ростом с сидячую собаку и довольно легкого телосложения, потерял равновесие. Тем не менее, на последних ступеньках типичной парижской лестницы я поскользнулся на деревянной окантовке ступеней и через миг обнаружил себя не на ногах, а на ступенях. Мда. Прощупав ступню, острой боли я не обнаружил, хмыкнул, встал и пошел. Ну упал, ушибся, с кем не бывает, к утру пройдет. Придя на свое особое место, я расшнуровал туфлю и посидел, прижимая ступню к холодным каменным ступеням, для профилактики. А потом пошел обратно, хотя признаться, это было немного сложнее, чем идти туда.

Наутро оказалось, что передвигаться я могу исключительно как воробей. А опереться на левую ногу не могу вообще никак. Не спрашивайте меня, как я спустился по той же лестнице на пять этажей вниз в цоколь на завтрак, я все-таки мужчина. Люди, которые показались мне знающими, а других все равно не было, провели экспертизу, заключавшуюся в требовании пошевелить пальцами, и выдали заключение – если пальцы шевелятся, значит, это не перелом и жить я буду, надо только посидеть денек спокойно.

Посидеть денек спокойно?! Когда я только приехал в Париж?! Да вы издеваетесь.

Уверенности в том, что с ногой все в порядке, у меня не было никакой. Прибавьте мой подозрительный характер и мнительность. Разумеется, я подозревал худшее. Впрочем, худшим в моем случае был бы открытый или осколочный перелом, но в таком случае я никак не мог бы шевелить пальцами и передвигаться, даже собравшись в кулак. Пришлось верить в очевидное. Очевидным было, что повреждение не такое уж серьезное.

Я человек, которому порой приходится много времени проводить на ногах, к тому же я люблю ходить пешком. Поэтому спортивный крем всегда сопровождает меня в поездках. А поскольку я знаю, как может мое тело реагировать на смену часовых поясов и погоды, и как это может испортить поездку, я не стесняюсь брать обезболивающие. Настало время всем этим воспользоваться. Я пообедал на По де Фер, а потом отправился гулять в Люксембургский сад. Ну да, а что вы хотели? Воробьи тоже как-то гуляют.

Следующие несколько дней я провел в воробьином режиме, не спеша и с удовольствием. В некотором роде я сам себе был забавен, да и происходящее было не так трагично, и отнестись к нему иначе, как с иронией, не получалось. Благодаря этому, Париж в эти дни открылся мне с другой стороны, но об этом я напишу позднее.

Когда я наконец удосужился сделать рентгеновский снимок, я был уверен, что это всего лишь успокоительная мера. В самом деле, я практически нормально хожу уже несколько дней, а что немного болит, так спросите любого танцора – если с утра ничего не болит, то ты умер и попал в рай. Я еще помню свои будни танцовщика, поэтому уже не склонен был придавать боли такое уж значение. Она была терпима. Суровый доктор припечатал – перелом, и велел пройти курс процедур и продолжать самодеятельное лечение ибупрофеном и спортивными зельями. И ходить в кроссовках. И никакой формальной обуви, и никакого каблука, естественно.

Не могу сказать, что расстроило меня больше – перелом кости плюсны или перспектива провести в кроссовках ближайшие три недели. Да я первые настоящие кроссовки купил себе в прошлом году! Неслыханная удача, что они вообще у меня есть. Впрочем, это настоящие кожаные кроссовки Reebok EasyTone, так что все хотя бы терпимо. Когда я отменил на пару дней ибупрофен, обнаружилось, что ходить не так уж просто, поэтому я снова его вменил. Одно дело – знать, что это просто ушиб и он скоро пройдет, а гематома рассосется. И совсем другое, когда осознаешь, что кость сломана и любая боль сигналит о том, что воздействие на нее опасно.

Вот такие мои дела, камрады. Спасибо всем, кто поддерживает меня в тяжелую минуту. Должен отметить, что человек, сломавший ногу, становится чрезвычайно чувствителен к различного рода похвалам его деятельности, поэтому если вы ждали нужного момента, чтобы выразить мне что-то положительное, то такой момент настал.

Мужчина и шляпка. Часть 5. Решиться на это.

Приятной новостью становится то, что с каждый сезоном ассортимент шапок для мужчин увеличивается. Низкий поклон не только предприятиям-изготовителям, но и публичным персонам, которые, пользуясь воцарившейся в обществе вкусовой плоскостью, стремятся выделиться, приобрести собственный стиль через головной убор. Когда мы видим артистов в нетривиальных головных уборах не только во время съемок, мы потихоньку начинаем понимать, что и такой вариант тоже является приемлемым.

Помимо того, многие модели шапок, которые мы считаем традиционно женскими, изначально предназначены для мужчин. И не надо стесняться мерять их в магазинах. Даже если ровесница вашей мамы свысока утверждает, что «это женская». Возможно, вам повезет найти мужскую модель шапочки-шарик, шапки-траппера, кубанки. Но если нет – примерьте и навсегда убедитесь, что вам это идет и надо лишь найти подходящее исполнение, или что не стоит тратить время на поиски. Поверьте, ваше лицо вполне способно совершить метаморфозу с шапкой, придав ей необходимую мужественность.

Приверженцы спортивного стиля всегда покупают себе шапки без особенного труда, ведь на них работает практически вся шапочная промышленность. А если они не находят желаемого, они накидывают капюшон своей спортивной куртки.

Если мужчина ездит на машине, он как правило, обходится без шапки вообще. В самом деле, она не так уж и нужна ему. Ведь зачастую он даже не имеет пальто и перемещается в салоне автомобиля в короткой курточке, не стесняющей движений.

Юноши, стремящиеся подчеркнуть свою брутальность, мнимую или истинную, искренне считают, что отсутствие шапки и шарфа им в этом поможет. Где и при каких условиях они убедились, что девушки считают мужественными красные носы и сиротски торчащие из воротников шейки? Для нас это до сих пор остается загадкой.

И все же, почему многие мужчины не носят шапки? Ответ прост до банальности – они не могут найти модель, подходящую к их лицу и стилю одежды. Действительно, если мужчина одевается прилично, по-деловому, уже не молод и не ездит на машине – у него нет большого выбора. Большинство шапок будет либо слишком молодежными, либо напротив, слишком консервативными. И подавляющая их часть не будет закрывать уши. Ни одной женщине не нужно рассказывать, что такое приболевший мужчина, одновременно мучающийся от боли и отказывающийся принимать таблетки. И при этом отрицающий сам факт недомогания, как на допросе в гестапо. Поэтому вопросом мужской шапки озабочено такое количество женщин – матерей, жен, подруг.

Многие мужчины не склонны верить в вопросе шапки женщинам. Нельзя сказать, что они вообще не правы. Женщина действительно может обладать собственным, никак не связанным в вашим, вкусом. Но с другой стороны, ваша подруга или жена всегда искренне заинтересована в том, чтобы вы выглядели представительно и мужественно, ведь вы – ее главная гордость. Прислушайтесь, она как минимум знает о моде больше вас, видела больше модных журналов и знает больше торговых точек. Неплохо заранее подкинуть ей мысль о покупке, чтобы дать возможность провести маркетинговое исследование, опросить подруг и приглядеться к незнакомцам. Возможно, решение встретится вам на улице, когда вы будете сворачивать голову вслед мужчине, на которого никогда не обратили бы внимание, не будь на нем этой шапки.

C’est tout  

Язык прилично. Часть 1.

В данный момент вы имеете дело с человеком, который говорит на четырех языках и подумывает о пятом. Ну да, не так чтобы бегло, но после определенной практики говорить на бытовые темы я могу практически свободно. Пишу и читаю без словаря, исключая фразеологизмы и разговорные выражения. И знаете, не считаю себя лучше окружающих по этому признаку. А бывает даже и наоборот.

Я часто сталкивался с мнением, будто знать иностранный язык сегодня это обязанность и соблюдение приличий. Лично я придерживаюсь той точки зрения, что любое знание, кроме элементарной вежливости и правил поведения в обществе, это акт доброй воли и личный выбор каждого. Мои личные наблюдения никак не связаны с теоретическим познанием, это всего лишь констатация тех фактов, с которыми я встречался в силу своей деятельности и опыта. Я не обладаю статистическими данными об образовании в разных странах, я только законспектировал собственные выводы.

Да, мы прекрасно знаем, что в европейских странах, расположенных выше католической черты, большинство населения бегло говорит по-английски, голливудские фильмы идут без перевода и даже мультфильмы на родном языке показывают детям лет до семи. В Голландии, Дании, Швеции проблем с английским в масштабах страны нет.

Особенно повезло в этом плане англичанам, поскольку международным общепринято считается их родной язык, по крайней мере, его общеупотребимая литературная версия. Сюда же с достаточными оговорками на произношение и лексику можно причислить уроженцев Северной Америки и Австралии. С ними действительно бывает сложно найти понимание именно потому, что все те же самые слова они произносят своим собственным образом, равноудаленным и от вашего, если английский ваш второй язык, и от британского.

С другой стороны католической черты подавляющая часть обывательского населения не говорит бегло ни на одном языке, кроме родного. Более того, выработана обывательская неприязнь к иностранным языкам.

Не секрет, что французы считают себя высшей нацией и полагают, что учить другие языки это как-то ниже их достоинства. В конце концов, французский язык прекрасен, пусть иностранцы выучат его сами, если хотят сделать свое пребывание во Франции более комфортным.

Испанцы в зрелом возрасте выезжают из своей страны реже, чем представители других наций. А зачем им куда-то ехать, если они живут в благословенной стране с прекрасным климатом, в удобных и красивых городах и среди друзей? Максимум статистических передвижений испанцев – путешествие из центральных областей на побережье. Им не нужен другой язык.

Итальянский сейчас фактически язык одной страны, но это никак не влияет на желание итальянцев учить другие языки, даже интуитивно понятные им испанский и французский. По тем же причинам, что и французы и испанцы. Культура и природа Италии хороши настолько, что не вызывают никакого желания идти на уступки иностранцам.

Чехи по большей части говорят на английском лишь в той мере, которая необходима для того, чтобы обслуживать туристов и продавать им что-либо. Одна из европейских столиц туризма, Прага не так уж проста для англоговорящего человека, стоит ему сделать несколько шагов с проторенных туристических троп. Казалось бы, немецкий должен быть распространен более, но на практике вы можете встретиться с откровенным саботажем немецкой и русской речи. Это объясняется тем, что маленький, но гордый народ долгое время находился под вражеским имперским игом, и в настоящее время еще не остыл от негодования. Даже если вас понимают, могут заявить, что не понимают. Но если вас поняли – поблагодарите их, пожалуйста, в вашу сторону была сделана значительная уступка.

Я не бывал в Германии, поэтому, чтобы не соврать, я ничего не буду писать про обывательский уровень знания иностранных языков немцами. С одной стороны, мог бы предположить, что усердный и дисциплинированный народ запросто мог бы освоить в масштабе нации такой простой язык, как английский. С другой стороны – есть ли в этом надобность? Инициирована ли властью потребность в знании народными массами иностранного языка? Есть ли в этом экономическая необходимость? Я не знаю. Германия, конечно, лежит выше католической черты, но в то же время это сегодня самая стабильная и экономически развитая страна Евросоюза. Я не могу предсказать фактическое состояние дел и не хочу выдумывать. Когда я посещу Германию, а это есть в моих планах, я обязательно пронаблюдаю этот момент.

A suivre…