Архив за » Июнь, 2012 «

Есть любовь

—Папа, а бог – мужчина или женщина?
—И то и другое, сынок.
—Папа, а бог взрослый или ребенок?
—И то и другое, сынок.
—Папа, а бог черный или белый?
—И то и другое, сынок.
—Папа? Майкл Джексон – бог?

Анекдот как нельзя лучше, буквально дословно, иллюстрирует и переводит на понятный нам язык известный принцип герметизма, в апокрифах приписываемый еще и Христу, о том, что  «Что наверху, то и внизу; что справа, то и слева, что внутри, то и снаружи, и когда вы сможете это соединить, то соединитесь с богом». Я не буду сейчас препарировать это высказывание, поскольку интересующиеся могут произвести его исследование самостоятельно.

Я хотел бы воздержаться от громких еретических заявлений о божественной природе Майкла Джексона, во всяком случае, более божественной, чем искра в каждом из нас. Но я уверенно могу заявить, что этот человек подошел в своем сердце к этой искре ближе, чем любой другой. Оболочка между его душой и внешним миром была намного тоньше, намного проницаемее, чем те шоры, брони и покровы, которые охраняют души каждого из нас. И эта тонкая пленка давала выйти в мир намного большему количеству света, чем упаковки наших личностей. Как тонкое цветное стеклышко, она пропускала наружу весь свет, находящийся внутри, и он мог окрасить вокруг себя все, на что попадал и с чем соприкасался.

Такая метафора кажется мне наиболее точной, потому что я каждый день имею дело с плотными, упитанными оболочками личностей, которые тщательно скрывают любое истечение своей искры вовне. Люди в большинстве своем категорически отказываются демонстрировать свою индивидуальность, скрываясь за модой и общепринятыми порядками. Даже публичные личности, которые могли бы быть законодателями моды и приличия, довольствуются популистскими ролями и пребыванием «в тренде».

На моем веку только один человек значительно повлиял на мир в его внешнем проявлении. Он имел смелость диктовать свои моды, свои музыкальные взгляды и свою нравственную позицию. Майкл Джексон сделал тот мир, в котором мы живем сейчас. Именно ему мы обязаны множеством модных образов и тем, что они приемлемы, музыкальными стилями и танцевальными рисунками, идеей и мечтой.

Он показал нам, как надо прожить свою жизнь – так, чтобы еще три года все ждали воскресения. Он дал понять, как много может сделать один человек. Именно он жил всегда вперед – делал то, что считал нужным и не отчитывался за свои взгляды. И знаменем его была любовь.

Лишенный настоящего детства, классического воспитания и образования, выросший в среде шоу-бизнеса и расовой дискриминации, он сделал себя таким, каким считал нужным быть. И не пошел на то, чтобы стать инструментом для достижения коммерческого успеха, не согласился с общепринятыми стандартами шоу-бизнеса.

Вся моя жизнь прошла в эпоху Майкла Джексона, без него мой мир в существующем виде не мог бы существовать. До сегодняшнего дня я в тайне ждал, что он воскреснет. Теперь я могу сказать – покойся с миром, друг. Я не могу рассчитывать на канонизацию, поскольку это невозможно, но я преклоняюсь перед ним и почитаю его сильнее, чем большую часть христианских святых. Я вспоминаю о нем, когда строю планы, я размышляю, как бы он отнесся к какому-то проекту. Каждый раз, когда мне удается сделать что-то хорошее и важное, я думаю – ему бы это понравилось.

Я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что его нет с нами. Я до сих пор скучаю. Он очень нужен нам всем и я продолжаю надеяться, что он где-то рядом. Потому что без него мне было бы совсем одиноко.

Майкл Джексон – наша путеводная звезда в мире времени.

Настоящий король музыки и шоу, икона стиля, в образе которого в различные периоды творчества каждый найдет образец для подражания в любой ситуации.

Эталон достоинства и независимости, он сделал свою жизнь знаменем чудес в этом мире, виртуозно сочетая служение публике с утверждением собственных ценностей.

Он всегда оставался молодым, поддерживал свою репутацию, ставил правильные цели и достойно проявлял себя при всех сложностях судьбы.

Наш друг Майкл всегда будет для нас знаменем внешней молодости и огромной внутренней стойкости.

Помним. Любим. Скорбим. 

Язык прилично. Часть 3.

Моя позиция состоит не в том, что иностранные языки недостойны изучения и траты на них времени, денег и сил. В конце концов, именно языкам я посвятил огромную часть своего времени и сил. Я считаю, что любое знание должно быть оправданно.

Много вы помните из школьной программы по физике? Нет, не задавайте мне встречный вопрос, я получил инженерное образование в одном из лучших европейских университетов и атомная химия была в числе моих любимых предметов. Однако порой даже я ловлю себя на том, что вещи и явления, в детстве бывшие очевидными и нормальными, сейчас кажутся невероятными, хотя казалось бы, все должно быть наоборот. Мы не используем знания и они выпадают из головы, в этом нет ничего удивительного даже с точки зрения физиологии.

Причем иностранный язык в рамках образовательных программ стоит особняком. Получить основательное национальное образование, включающее классическую мировую литературу и искусство, основы технических наук и естествознания, и при этом не знать иностранный язык дальше расхожих фраз приветствия – это нормально, если ваша жизнь не предполагает общение с иностранцами.

Да, дети и молодые люди должны изучать язык в рамках программы, но дальнейшая его судьба зависит только от их собственных усилий. Если в языке есть необходимость, он используется и совершенствуется. Если нет, он стирается из памяти намного быстрее, чем правила деления в столбик и атомная модель.

Чего ради вы будете платить учителям и вкладывать в свою голову незнакомые конструкции, если через год вы забудете все выученное, потому что не пользовались языком ни разу? Обращаю ваше внимание на то, что язык это не только грамматика, которая обычно представляет наибольшее затруднение для учащихся. Нет, язык – это лексика! Вы можете прекрасно управляться с грамматическими конструкциями в рамках своего словарного запаса, а потом не понимать о чем идет речь только потому, что вы и ваш собеседник выучили разные слова. Вы можете даже не представлять, какая огромная лексическая разница лежит между кастильским и кубинским диалектами испанского! Учитель, долгое время проживший в Мексике, это не спасение от бед, потому что он научит вас местной лексике, и – барабаны, пауза… Акцент. Можно выдохнуть.

Акцент – это та часть, которая по умолчанию считается излишней. Если в школе тебя научили складывать вместе подлежащее и дополнение и ставить глагол в нужное время, ты уже практически молодец. Вы можете писать и читать, выполнять все упражнения из учебника и тем не менее, не понимать и не быть понятым. На практике произношение и мелодика речи – это как раз тот признак, по которому мы отличаем своих друзей от обезьян. Как правило, люди не понимают важности произношения, пока не попадут в разговорную ситуацию. Причем неважно, носитель языка будет вашим собеседником, или такой же, как вы, пользователь. Вы все равно будете понимать друг друга с трудом, и это в лучшем случае. Да, поверьте, я сам с этого начинал.

Тех, кто недостаточно представляет разницу между социально-престижным светским английским и кокни, могу только отослать к пьесе об Элизе Дулитл, и поверьте, мало что изменилось. Низы точно так же проглатывают буквы и меняют местами слоги, в то время как верхи тщательно выговаривают каждый звук и любуются своей речью.

Родной язык формирует у нашего речевого аппарата способность выговаривать и различать определенные группы звуков, это физиологическая особенность, формируемая в раннем возрасте, и она остается с вами на всю жизнь, четко сигнализируя о том, какой язык вам родной. Но это не значит, что пристойное произношение недоступно. Вырабатывать его сложно, потому что в отличие от грамматики и лексики, оно не вырабатывается само собой даже от постоянного общения в языковой среде. И делать это нужно сознательно, копируя и подражая образцам. Вас будут понимать лучше, и перед вами тоже откроется мир неясных ранее перетекавших друг в друга слов, когда вы поймете, как они произносятся. Речь перестанет быть для вас потоком невнятных звуков и приобретет осмысленность. Ведь мы же к этому стремимся?

Изучение иностранного языка, при том, что у вас есть способности и склонность к лингвистике, могут стать одним из самых приятных занятий, но если вам непонятна и ненавистна сама суть любого языка, то изучение превращается в путешествие по сельве, опасное и трудное, или напротив, скучное и бессмысленное. Оцените необходимость этого знания, перед тем, как получать его и помните, что без использования язык чахнет стремительно, атрофируется в течение нескольких коротких месяцев. Конечно, это не относится к хорошо усвоенным языкам, использовавшимся в течение длительного времени, но ведь мы не о них сейчас и говорим.

Моя позиция заключается в том, что никто не должен испытывать чувство собственной неполноценности только от того, что говорит только на родном языке.

И эта позиция небезосновательна. Множество раз мне приходилось попадать в прискорбные и неловкие ситуации, когда мои собеседники с огромным чувством собственного достоинства и даже с определенным самодовольством заявляли: нет, я не говорю на иностранных языках, – и выжидательно смотрели на меня, справедливо полагая, что я послушно заговорю с ними на их языке. Сколько раз они оказывались правы, а я чувствовал себя обязанным знать их язык, а в придачу некоторую неловкость за недостаточно хорошее владение им.

Русский язык – великий язык, могу я заявить со всей ответственностью. Он содержит такие возможности, которые с трудом могут представить носители других европейских языков. С грустью и недоумением я слежу за тем, как русские люди провозглашают себя неполноценными по языковому признаку. Если что-то и стоит усилий, то скорее забота о чистоте собственной речи и правильном написании слов. Умоляю, хотя бы ради тех редких экземпляров иностранцев, которые дали себе труд по каким-то причинам выучить русский! Мне бывает очень сложно понять, постичь, догадаться, о чем пишет человек, что он имеет ввиду, когда я встречаюсь с незнакомыми мне словами типа «длинна», «по мимо», «по-просту» и даже «из-под Московья». Помилуйте!

C’est tout

Одного раза достаточно или Чуточку беременна

Некоторая часть философии Тряпье укладывается в эту фразу.
Одного раза достаточно.

Казалось бы, очевидно, что кнопки «Возврат» и функции автосохранение в жизни нет. Но тем не менее мы раз за разом повторяем ту же самую ошибку. Принимаем необдуманные решения, предпринимаем не взвешенные действия, поступаем импульсивно в надежде все потом исправить. Иногда мы бываем правы. Чаще ошибаемся.

И хотя Шанжан обычно учит не бояться мира, жить вперед, предпринимать решительные поступки и смело глядеть в перспективное будущее, вы должны не пускаться во все тяжкие, а осознавать что одного раза достаточно так же четко, как это осознаю я.

Есть вещи, которые лучше никогда не делать. Просто лучше никогда не браться ладонью за кипящий чайник, не дразнить стаю собак, не совать металлические предметы в электрическую розетку, не идти через гетто в вызывающей одежде. Не пробовать странные химические составы на вкус и внутривенно. Не заниматься незащищенным сексом.

Потому что одного раза действительно может быть – и бывает! – достаточно. Длительное мучительное похмелье с симптомами отравления, это одна из небольших перспектив. А еще бывает длительное обследование с последующим дорогостоящим лечением неприличных инфекций, и это еще не говоря о крайне неприятных симптомах. А еще бывает беременность не в то время, и не от того человека. Это если вы вообще будете в курсе насчет человека. А еще бывает зависимость от новых синтетических наркотиков, которые вызывают привыкание после первого раза. Это уже не старые добрые косячки с марихуаной природного происхождения, которыми баловались шестидесятники.

Достаточно один раз не пристегнуться ремнем в автомобиле, чтобы получить серьезную травму или неприятный штраф. Потому что всего одно экстренное торможение способно переломать вам ребра о руль, а более серьезные неприятности на трассе или в городе приведут к тяжелым травмам и дорогостоящему лечению. А кости будут болеть у вас до конца жизни перед каждым дождем. И дорожному инспектору достаточно всего один раз остановить вашу машину, чтобы выписать вам наказание. Достаточно один раз поспешно перебежать дорогу перед непредсказуемым автомобилем, чтобы остаток жизни провести в кресле на колесах. Или коротенький остаточек существования в больнице под капельницей, пока ваши родные не решат отключить вас от аппаратуры.

Достаточно совершить один необдуманный поступок, чтобы испортить себе жизнь. Одного раза достаточно, чтобы наутро проснуться другим человеком. Кнопки «Отмена» нет, и я уверен, что никогда не будет придумано, ибо это преступление против времени.

Что я хочу вам этим сказать? Чтобы вы, камрады, думали каждый раз, перед тем, как совершить легкомысленный поступок, и отчетливо представляли себе последствия!

Неудачная стрижка – это всего лишь пара месяцев неудобства пока волосы снова отрастут, либо повторный визит к парикмахеру. А пересечение дороги второпях может стать тем событием, которое вы будете вспоминать всю жизнь, ковыляя на протезах.

Для меня таким одним разом совсем недавно стал спуск по крутой лестнице в Париже. Каждый день, втирая мазь в ногу и продумывая свой костюм, исходя из единственной доступной мне обуви, я спрашиваю себя – куда ты спешил, Шанжан? почему ты не мог идти помедленнее? стоило оно того? Весьма вероятно, что эти вопросы я буду задавать себе всю жизнь, надевая модельные туфли и снимая их, а также перед дождем и после прогулок.

В России часто говорят ту глупость про риск и шампанское, которую я даже не буду повторять. Откройте глаза пошире! Гусары вымерли сразу после мамонтов, а шампанское продается в магазине, причем Советское – совсем недорого. Пойдите, купите и выпейте. И решите для себя – стоит ли это шампанское того, чтобы прикрываться им каждый раз, собираясь совершить глупость.

Уверяю вас, как человек, который пьет шампанское довольно часто и без всякого почтения, что решение будет очевидным. Чтобы делать то же самое, это право не нужно зарабатывать, нужно им только воспользоваться.

Одиночество…

…это когда ты красишься в блондина и тебе не с кем этим поделиться.

Когда ты уже решаешься воплотить это странное нелогичное желание, которое давно таилось и вызывало законные подозрения: возможно ли это? будет ли мне хорошо? – и неожиданно записываешься в парикмахерскую просто потому, что оказался рядом и в понедельник свободный вечер.

Когда утром ты берешь с собой давно купленную ради особенного случая бутылку редкого шампанского, потому что если не такое событие достойно быть отмечнным ею, то что же? И ты таскаешь ее с собой весь день, думая, что она нагреется и растрясется, но это все мелочи, мелочи. А по пути в парикмахерскую ты покупаешь разный сыр и кладешь в пакет с шампанским, потому что это надо будет отметить, или напиться с горя, если не выйдет.

Когда ты честно предупреждаешь мастера, что ты редкий зануда и во всем хочешь понимать, как это происходит, и полтора часа тупо и нудно спрашиваешь его: вы точно помните, как мне надо? а почему такие узкие пряди? а получится так, как надо? а раньше никто не брался это сделать! а цвет будет такой, как на картинке? а вдруг мне не пойдет? а почему на фольгу? а как это называется? И мастер спокойно делает свое дело так, как он считает нужным и сверху спокойно отвечает, что все будет хорошо, а сам, наверное, посмеивается.

Когда волосы уже просохли и уложены, ты неожиданно обнаруживаешь, что тебе идет и ты сразу стал другим человеком, лучше того, кем ты был раньше. И всем нравится, и это очевидно. И ты уже по собственному лицу в зеркале видишь, что тебе идет, и что тебе нравится, и что ты очень-очень доволен и не умеешь скрывать свои эмоции, и что совсем не хочется скрывать.

Когда ты выходишь из парикмахерской, и ты так хорош собой, что вечерние прохожие головы сворачивают, и ты это видишь, замечаешь, понимаешь. И вдруг осознаешь, что дождь закончился и жизнь в общем-то еще ничего.

И тогда ты достаешь свой телефон и начинаешь листать книжку с именами. И внезапно понимаешь, что тебе некому позвонить. И не с кем поделиться этим. И не к кому завалиться с пакетом сыра и редкой и немножечко уже растрясенной бутылкой шампанского, и закричать: Ааааа! Смотри! Круто?!

Ты набираешь один номер, потом другой, но у всех своя жизнь, свои друзья и свои проблемы, намного более важные, чем радикальная смена цвета волос другого человека. И тебе приходит в голову, что ты мог бы пойти домой и спокойно выпить сам бутылку редкого шампанского, и съесть сыр. Но какая тогда разница, какого цвета у тебя волосы, если ты сам себе дорог и брюнетом.

И тогда тебе вдруг становится внезапно очень остро одиноко, и ты торопишься домой, и еще больше растрясаешь редкую бутылку шампанского, но уже не думаешь об этом. И почему-то уже в лифте тебе вдруг становится еще хуже и ты неожиданно начинаешь плакать, и у тебя есть всего лишь минута или около того, пока лифт поднимается на последний этаж.

А потом ты приходишь домой, и закрываешь дверь, и ставишь обратно редкую бутылку шампанского – будет еще повод… наверное.

Я покрасился в блондина, камрады. И я очень одинок.