Архив за » Март, 2014 «

Великий сценарист

Часто я думаю — не слишком ли я откровенен в своих записях. Иногда мне кажется, что слишком. Но потом я думаю, что ничтожно малое количество людей имеет представление о том, как я живу, что некоторая вольность в текстах будет позволительна. Позволительно сделать из своей жизни роман в зарисовках, потому что для миллионов читателей (а я расчитываю на миллионы) это будет не то, что они могли бы экстраполировать из моих текстов на мою жизнь, а всего лишь увлекательные рассказы.

Я не вижу никакой разницы между текстами, рожденными воображением и разумом и текстами, высосанными из жизни и опыта. Поэтому я считаю, что даже когда кусочки, на которые разбита моя жизнь, становятся слишком крупными и рисунов делается узнаваемым, это не влияет на исходный результат.

В конце-концов, я пишу свою жизнь точно так же, как пишу романы, с тем же вдохновением и упорством. Я великий сценарист жизни, второй после бога, и весь субстрат окружающего меня бытия всего лишь поле работы великого сценариста.

А я великий сценарист, да.

Границы

Вчера я должен был написать про границы. Но не получилось.
Сегодня я не могу не написать про границы.

Все началось с того, что я вчера оставил свой кусок хлеба в пакете в «местах общего пользования» на работе. Когда меня позвали пить чай, я увидел, что мой кусочек хлеба взяли мои коллеги, порезали и сделали из него себе бутерброды. При том, что у них был свой хлеб. Вообще-то это был мой ужин, который я ем перед уходом с работы.

Я просто не понимаю, как можно взять что-то, что тебе не принадлежит, что ты не клал. Если не ты завернул кусочек хлеба в пакет и оставил на полке — как можно взять его? Не ты положил — не ты возьмешь. Я прожил в компартидах значительную часть жизни, подписывать свои продукты в общем холодильнике бесполезно, а кроме того унизительно для соседей. Никто не возьмет то, что купил не он!

Я был в значительном шоке. А потом мне рассказали мои коллеги, что пока я ходил к доктору, на моем месте сидел другой человек, проводил собеседования. А когда закончил — взял в руки мой радиоприемник, и начал производить танцевальные движения с криками «А у нас дискотека!». Как можно было находясь на чужом месте взять в руки чужую вещь? Я провожу на этом стуле и за столом времени больше, чем у себя дома. Тут моя чашка, календарь, открытка интимного характера, мои заметки в блокноте, планер… Как мог посторонний человек рыться в этих вещах?..

Я перестал понимать что вообще происходит в этой стране. Границы Крыма сдвинули границы в умах? Брать чужое стало непредосудительным? Я протестую. У каждого человека есть право держать на столе фото семьи, приемник на любимой волне, мудрое изречение на липкой бумажке на мониторе… И наивно надеяться, что эти вещи никто не будет брать в руки даже чтобы «просто посмотреть».

Вечером я был вынужден два раза ответить «Все хорошо» только чтобы соблюсти свои границы и не впускать других людей в мое самочувствие и мироощущение. Я промолчал, когда мой собеседник стал агрессивен, потому что мне не хотелось вступать в спор. Я оставил при себе свое мнение, потому что таким образом мои границы остались неповрежденными.

Похоже, эхо от границ Крыма как круги по воде прошло по всему мирозданию.