Порт приписки – Ливерпуль

Камрады, я был на Титанике. Сходил я спустя 15 лет на фильм, которым незаслуженно пренебрегал все эти годы. Сел поближе к экрану, чтобы уж ни капли эффекта не пропустить. И не мог оторваться от экрана все три часа и 14 минут. Несмотря на то, что сюжет был мне прекрасно известен, я замирал и ждал — а она? а он что? а она на это? и что?

Потрясения и открытия начались с первых же кадров.

Оказалось, что история Титаника разворачивается вот прямо сейчас, в начале апреля 1912 года, ровно век назад. Что Розе на момент событий всего 17 лет – столько же, сколько мне на момент выхода фильма. Странно, что я не почувствовал с ней никакого сродства тогда, ведь у меня тоже был возраст протеста, кому, как не мне было ее понять тогда. Конечно, сейчас мне уже многое понятно, ибо великое видится на расстоянии.

Великолепные костюмы, красивые актеры, причем не все поголовно красавцы, как в фильме Last Action Hero, где герой Шварценеггера объясняет это тем, что «Это Калифорния». Даже откровенно некрасивые графини, магнаты, простолюдины красивы той фактурной красотой, которая говорит, что предмет утилитарен и находится на своем месте. Впервые я увидел на огромном экране прямо перед собственным носом, что у ДиКаприо, на самом деле или ради сюжета, неровные зубы. Что у Кейт Уинслет неаристократические руки. Что конструктора Томаса Эндрюса играет непередаваемо аутентичный Виктор Гарбер. Только сейчас я обращаю внимание, что всю вторую половину фильма Джек проводит в наручниках. Только сейчас вижу взрослым взглядом, как отставной полицейский, жестокий служака Лавджой отечески обнимает Хокли за плечи, пытаясь увести его от Розы в тот момент, когда она окончательно выбирает Джека. Но уж если быть до конца откровенным, то если и могла девушка изменить красавцу Хокли, то только с ДиКаприо.

Джек действительно дарит Розе больше, чем жизнь. Он дает ей новый способ эту жизнь прожить. Только теперь мне становятся понятны все те фотоснимки, которые Роза возит с собой и ставит в изголовье – Роза верхом по-ковбойски, у легкого самолета, в разных местах и с разными атрибутами. И тут я вспоминаю, что репортаж с Академика Мстислава Келдыша застает Розу за гончарным кругом. В возрасте более ста лет эта женщина находит силы и желание заниматься чем-то помимо ожидания смены дня и ночи.

Буду честен – так или иначе, но Роза не была предназначена Хокли. Они просто не были и не могли быть парой. Они даже банально не смотрятся вместе, в них отсутствует та неуловимая общность, которая делает пару гармоничной, людей подходящими друг другу. Глядя на такие пары, мы думаем – у них будут красивые дети. Потому что именно возможные красивые дети являются в нашем восприятии параметром совместимости. А вот Джек рядом с Розой смотрится по-настоящему уместно, и легко представить детей, органично сочетающих его и ее черты. Откуда бы ни взялись в Розе эти черты непокорства, закрепившиеся на всю жизнь, но Джеку она была намного ближе, чем Хокли.

И я не могу сказать, что это история о любви Джека и Розы. В огромной степени это история о мужчине, который был красив, богат, умен и удачлив, и сделал для своей любви все, на что был способен, но и этого оказалось недостаточно.

Хокли не смог завоевать Розу. Всего оказалось мало – недостаточно было родиться наследником в семье богатого промышленника, недостаточно было обладать дьявольской прирожденной красотой и уметь преподнести себя в нужном свете. Недостаточно было быть брутальным и властным, принести жертву и без колебаний убить, и даже способность по палубе корабля-спасателя пройти, как по бальному паркету, в чистой даже после кораблекрушения фрачной манишке, оказалась ничтожной по сравнению с тем, что мог предложить его невесте симпатичный смазливый парнишка со свободным взглядом на жизнь и умением ценить каждый день.

В Каледоне Хокли, как в капле воды отражается тщетность всего Титаника – корабля и легенды. Всего, что было сделано, оказалось недостаточно, чтобы оставаться на плаву. Все усилия, как бы велики они ни были, оказываются тщетны. Что бы ни было предпринято, какой бы путь ни был опробован – все тщетно. Титаник идет ко дну. Хокли успевает сесть в шлюпку. И тщетно пытается найти Розу на палубе Карпатии.

Он ее действительно любил. Мужчина, который несомненно мог обладать любой женщиной своего круга, действительно любил Розу Дьюитт Бьюкейтер, и жениться на ней собирался не по расчету, не ради ее родословной. Иначе с легкостью выкинул бы изменившую, опозорившую его невесту из своей жизни, откинул бы ее, как ненужную ветошь, на руки сопернику, и поторопился бы спастись сам. Но Каледон Хокли накидывает на ее плечи собственное пальто, заключает невероятное перемирие с непримиримым врагом своим, чтобы перед лицом опасности усадить Розу в шлюпку. Я не могу представить себе то самообладание, с которым мужчина может обещать спасти своего счастливого соперника, даже притворяясь, даже для вида.

История соперничества Джека и Хокли  – это противопоставление «Я убью ради тебя» и «Я за тебя умру». Выбор, сделанный женщиной – не парадоксальный выбор, пока женщины выбирают жизнь.

Тщетность – его второе имя. Порт приписки – Ливерпуль.

Категория: Этюды  Метки: , , ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
2 комментария
  1. Аннушка:

    Прослушала, написанное… Замечательно. Много эмоций и много асоциацый. Вы умничка))
    Не буду писать много лишних слов… даже если они вертяться на языке… Пешите… и удачи!

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>