Поздравляю, перелом

Ну вот я и вернулся. Прошу прощения за долгий перерыв, сначала я был слишком занят познанием Парижа с новой для меня стороны, потом я был полностью поглощен тем, что запойно жалел себя. Наверное, есть смысл изложить мои личные обстоятельства до того, как я перейду к повествованию о Париже и всем, что к нему прилагается.

Давайте я начну с самого начала. Началом стало то, что на прилете в Шарль де Голле потеряли мой чемодан. Да, и мне пришлось сначала ждать окончание разгрузки стокгольмского рейса, а потом идти выручать свой багаж. Честное слово, со мной такое впервые и я уже там задумался о целесообразности приобретения маленького чемодана. В конце концов, туда я как раз мог бы поехать с ручной кладью, ведь мой чемодан был пуст более чем наполовину, и несколько лет назад я спокойно летал с ручной сумкой и вовсе не испытывал недостатка в одежде, обуви, аксессуарах и косметике. Как-то все необходимое помещалось, ну а что сверх того, как известно, от лукавого. В раздумьях о новом чемодане, я нашел старый, успешно доказал его принадлежность мне и отправился к очередному месту своего временного проживания в Париже.

Место, где будет проходить следующий отрезок моей жизни, было милым, удобным, непритязательным, удачно расположенным. Только лестница, как многие парижские лестницы, была винтовой, крутой и с деревянными краешками ступенек. Бог мой, типичная парижская лестница. После того, как я поднял свой полупустой, и потому совершенно легкий, чемодан на четвертый этаж в мансарду и раскидал основные вещи, я раскрыл окно и долго разглядывал улицу Муффетар сверху. Наслаждался тем острым чувством новизны, которое так быстро меня покидает обычно, что я люблю ловить его и испытывать снова и снова. В самом деле, я прекрасно знаю, что уже через пару дней новое место будет для меня таким же привычным, как сотни мест до него, что я буду идти домой и ощущать, что мансарда под крышей, которую я заселил только вчера, действительно мой дом со всеми вытекающими последствиями.

Именно поэтому ходить я люблю без карты. Сначала, потому что все места кажутся восхитительно новыми, и даже те, в которых ты бывал, находят что-то новое; а потом, когда все становится привычным, если я иду верно, то ощущаю гордость за свою прекрасную ориентацию, а если заблуждаюсь, то снова нахожу любимое чувство новизны. Иногда оно настигает меня в двух шагах от нахоженных мест. Поэтому я люблю каждый раз проходить разными дорогами.

В течение первых двух дней я передвигался так быстро и успел так много, что мне самому запланированная поездка стала казаться слишком просторной для столь скромных целей.

У каждого, кто был в Париже больше одного раза, образуются какие-то свои личные, тайные, любимые места. Они ничем не отличаются от всех остальных мест, но только для всех остальных людей. Публика толпами будет проходить мимо именно вашего места, и не придавать ему особенного значения. Но для вас лично оно будет особым. У меня такое место есть, и оно находилось совсем недалеко от мансарды, где я поселился. Вечером второго дня я захотел пойти туда.

Нет, камрады. Я не могу сказать, что был пьян. Стакан подогретого розового прованского вина не может считаться достаточным количеством алкоголя, чтобы человек, даже ростом с сидячую собаку и довольно легкого телосложения, потерял равновесие. Тем не менее, на последних ступеньках типичной парижской лестницы я поскользнулся на деревянной окантовке ступеней и через миг обнаружил себя не на ногах, а на ступенях. Мда. Прощупав ступню, острой боли я не обнаружил, хмыкнул, встал и пошел. Ну упал, ушибся, с кем не бывает, к утру пройдет. Придя на свое особое место, я расшнуровал туфлю и посидел, прижимая ступню к холодным каменным ступеням, для профилактики. А потом пошел обратно, хотя признаться, это было немного сложнее, чем идти туда.

Наутро оказалось, что передвигаться я могу исключительно как воробей. А опереться на левую ногу не могу вообще никак. Не спрашивайте меня, как я спустился по той же лестнице на пять этажей вниз в цоколь на завтрак, я все-таки мужчина. Люди, которые показались мне знающими, а других все равно не было, провели экспертизу, заключавшуюся в требовании пошевелить пальцами, и выдали заключение – если пальцы шевелятся, значит, это не перелом и жить я буду, надо только посидеть денек спокойно.

Посидеть денек спокойно?! Когда я только приехал в Париж?! Да вы издеваетесь.

Уверенности в том, что с ногой все в порядке, у меня не было никакой. Прибавьте мой подозрительный характер и мнительность. Разумеется, я подозревал худшее. Впрочем, худшим в моем случае был бы открытый или осколочный перелом, но в таком случае я никак не мог бы шевелить пальцами и передвигаться, даже собравшись в кулак. Пришлось верить в очевидное. Очевидным было, что повреждение не такое уж серьезное.

Я человек, которому порой приходится много времени проводить на ногах, к тому же я люблю ходить пешком. Поэтому спортивный крем всегда сопровождает меня в поездках. А поскольку я знаю, как может мое тело реагировать на смену часовых поясов и погоды, и как это может испортить поездку, я не стесняюсь брать обезболивающие. Настало время всем этим воспользоваться. Я пообедал на По де Фер, а потом отправился гулять в Люксембургский сад. Ну да, а что вы хотели? Воробьи тоже как-то гуляют.

Следующие несколько дней я провел в воробьином режиме, не спеша и с удовольствием. В некотором роде я сам себе был забавен, да и происходящее было не так трагично, и отнестись к нему иначе, как с иронией, не получалось. Благодаря этому, Париж в эти дни открылся мне с другой стороны, но об этом я напишу позднее.

Когда я наконец удосужился сделать рентгеновский снимок, я был уверен, что это всего лишь успокоительная мера. В самом деле, я практически нормально хожу уже несколько дней, а что немного болит, так спросите любого танцора – если с утра ничего не болит, то ты умер и попал в рай. Я еще помню свои будни танцовщика, поэтому уже не склонен был придавать боли такое уж значение. Она была терпима. Суровый доктор припечатал – перелом, и велел пройти курс процедур и продолжать самодеятельное лечение ибупрофеном и спортивными зельями. И ходить в кроссовках. И никакой формальной обуви, и никакого каблука, естественно.

Не могу сказать, что расстроило меня больше – перелом кости плюсны или перспектива провести в кроссовках ближайшие три недели. Да я первые настоящие кроссовки купил себе в прошлом году! Неслыханная удача, что они вообще у меня есть. Впрочем, это настоящие кожаные кроссовки Reebok EasyTone, так что все хотя бы терпимо. Когда я отменил на пару дней ибупрофен, обнаружилось, что ходить не так уж просто, поэтому я снова его вменил. Одно дело – знать, что это просто ушиб и он скоро пройдет, а гематома рассосется. И совсем другое, когда осознаешь, что кость сломана и любая боль сигналит о том, что воздействие на нее опасно.

Вот такие мои дела, камрады. Спасибо всем, кто поддерживает меня в тяжелую минуту. Должен отметить, что человек, сломавший ногу, становится чрезвычайно чувствителен к различного рода похвалам его деятельности, поэтому если вы ждали нужного момента, чтобы выразить мне что-то положительное, то такой момент настал.

Категория: Этюды  Метки: , ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
4 комментария
  1. Аннушка:

    *вопрос скорее предназначенный себе но услышать ответ всё же хочеться*
    Интересно, я могу здесь говорить всё, всё, что думаю или не стоит?…

  2. Changeant:

    Я не знаю, что вы думаете… Но если Вы не напишете, то я и не узнаю, верно?
    Хотя конечно, такие слова уже наводят на суровые размышления.
    /Аннушка, меня беспокоит наш товарищ, жив ли он еще?/

  3. Аннушка:

    Почему суровые размышления? Шанжан, я пришла в ваш «дом» и поэтому у меня возникают внутренние вопросы, причина их не в желании вас заставить волноваться, а скорее наоборот. Выссказанные слова могут задеть другого человека, и это не есть моя цель.

    А сказать я хотела скорее вот о чем… Нечастым гостем заглядывая на вашу страничку я уже знала о том что Шанжан возврашаеться из поездки. И вот наконец! Он делиться впечатлениями.» Поздравляю, перелом» Перелом… Разве беззаботное создание в виде аннушки может буквально воспринемать слова… Да нет конечно и «перелом» в её сознании означает что угодно, но не то, буквальное значение слова… К середине рассказа о Париже возникает картина одиночества… Откуда и почему? Я не знаю Шанжан. Незнаю…
    Я не хотела говорить это сразу, в тот день когда прочла. Но ччитая новые заметки всё же пишу. Что же бужем делать? Тебя явно нужно встряхнуть.
    .ПС.
    Небеспокойтесь хотя бы за него, конечно жив, немного «болен» ))) Но разве я позволю ему теперь так легко умереть!? )))

  4. Changeant:

    Моя дорогая, вы знаете, я ожидал намного большего одиночества в Париже.
    А обнаружил неожиданно абсолютное нежелание с кем-либо разговаривать, знакомиться, объясняться. И неожиданный полный покой и умиротворение.
    Иногда я представлял, что я здесь не один, но никакого разочарования не испытывал.
    Я действительно очень одинок, но я к тому же довольно нелюдимый человек и идти одному и улыбаться для меня гораздо проще, чем улыбаться, идя вдвоем.
    Наверное, я наконец повзрослел — я научился быть один.

    Но я обожаю, когда меня жалеют, так что вы пролили мед мне на душу. Отрадно знать, что твое состояние кому-то небезразлично!
    И встряхнуться я не отказался бы, но кажется, такая перспектива пока мне не грозит.

    /Спасибо за весточку, я успокоился/

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>