Архив меток » гендер «

Танго. Мания.

—Я так люблю танго! -моя напарница по языковому курсу картинно взмахивает руками.

И продолжает нести то, что кажется мне полной чепухой — про страсть, про партнеров, про все, от чего мой ум уже устал. Я слушаю ее без особенного пиетета, мне скушно, я начинаю зевать и сожалеть, что мне не предлагают еще чаю. Потому что она намеренно ставит маленькие чашки — чай нужно пить определенной температуры — и не считает нужным добавлять в мою чашку чай больше одного раза. А мне неловко просить ее об этом — у нее к тому же крошечный заварочный чайник, а воду она кипятит в джезве без ручки. Неприлично так обременять человека если тебе хочется еще чаю в гостях.

—Все любят танго, -прерываю я ее наконец, -Все без исключения любят танго и несут этот пошлый бред про страсть и огонь.

Она начинает смотреть на меня враждебно и с высоты своих лет, почти вдвое больше моего, готовится убедить меня что я ошибаюсь и очевидное реально. Обычно и я придерживаюсь этой позиции — что очевидно, то так и есть. Но не что касается танго. Да, тут очевидность не обманывает. Танго это конечно страсть и прочее что все знают. Но давайте включать голову.

Танго (а мы говорим в первую очередь про аргентинку, которая может преподаваться отдельно как самостоятельный стиль, выходить в народ и практиковаться социально, а не про паркетное танго из бальной программы спортивных танцев), так вот, танго это в первую очередь техника и технология, а не страсть. Взаимодействие в паре — а не страсть. И взаимодействие в паре это не про что вы представили, это когда на этапе обучения вы с партнером относитесь друг к другу не как к половому партнеру, пусть и потенциальному, не как с мужчине или женщине. А как к деловому партнеру, как к тренажеру, как к товарищу. Вам понадобится помощь, и вы должны уметь попросить ее, а ваш партнер должен быть готов услышать вас и помочь вам. И обратное верно. Если вы стоите в близком контакте с чужим человеком, а ведение в танго очень сложное, потому что контакт может ограничиваться исключительно уровнем плеч и рук, а если вы стоите в полном контакте, это не делает вашу задачу проще. Вы не технологичны, и если ниже грудной клетки ваши ноги не соприкасаются, то вам самим сложно узнать, хорошо ли вы танцуете. Партнер может идти с правой, вы тоже с правой, и к концу фигуры вы можете так и не узнать, что было там внизу. А если вам трудно это обсуждать, то помощь преподавателя может оказаться весьма скромной.

Если вы не достаточно технологичны, вам нужен партнер, которому вы можете доверять. А не замкнутый посторонний человек, который говорит вам натянутое «вы» и вообще хотел другую партнершу, но своей нет, а других в школе не нашлось. Как бы хорошо он ни танцевал, вам важнее его дружелюбие, чем техничность.

Когда вы сами технологичны достаточно, будьте уверены, даже самодовольный юнец будет рад потанцевать с вами на милонге, но этого уровня надо с кем-то достичь. Когда вы танцуете достаточно хорошо, вас уже может не так волновать отношение к вам партнера.

И пока вы вырабатываете технику, никакой страсти не будет и не может быть. Страсть появляется, когда вы раскованно и уверенно делаете все движения технически верно. Когда техника отточена, можно переходить к эмоциям и их выражению. Если вы начинаете демонстрировать свою страсть на стадии, когда вы оба идете с правой, то вы будете выглядеть глупо и неуместно. Первый этап — это тупое заучивание движений, и не надо демонстрировать богатство вашей эмоциональной сферы. Это можно оставить для дискотеки, когда все выражают свои чувства без малейшего отношения к технике. Любой танец это технология, и только потом могут начинаться импровизации, в которых должно быть тем не менее, больше расчета, чем чувства, если вы хотите танцевать именно определенный танец а не просто выразить свои эмоции в танце.

А теперь что касается страсти. Я не люблю танго. Я люблю фокстрот и венский вальс. Нет, я люблю конечно танго, просто я не так хорошо танцую, чтобы любить его чистой и искренней любовью. Я танцую не очень хорошо, и мое чувство к танго переполнено темными компонентами зависти и утраченных возможностей. Но то, о чем я сейчас буду говорить, очевидно даже для тех, кто видел танго только по телевизору. И для тех, кто вообще не видел, как танцуют, а только слышал музыку.

Танго это открытое чувство. Его не скрывают, его выпячивают и проявляют, украшают и демонстрируют. Если вам по душе открытые проявления чувств, если вы яркая демонстративная натура, если вы ничего не боитесь и вам ничто не чересчур, то это ваш вариант. Если откровенная эротика для вас слишком прямолинейна, а сцена встречи Штирлица с женой для вас несет такой же, или даже больший энергетический потенциал, то ваша натура может оказаться намного глубже, чем первичный диапазон танго.

Кроме того, страстность танго это скорее флер паркетного варианта, показательных выступлений, постановочных танцев. Не танцуют со всей страстью на улицах Буэнос-Айреса, не вкладывают много эротического чувства на милонгах в кафе, не выкладываются в социальном контакте с посторонними людьми. По крайней мере, если вы не склонны к случайным связям. Социальное танго очень спокойный эмоционально танец. Малознакомые люди встают в пары и между ними происходит коммуникация, которая сродни ни к чему не обязывающему разговору о погоде и ценах на молоко. Конечно, вы составляете свое мнение о человеке даже в течение короткого поверхностного разговора. Но вы не проявляете всю свою страсть и неудовлетворенность в этом разговоре, даже если он вам нравится. Это неприлично.

Ну вот и прозвучало главное слово. Неудовлетворенность. Чем больше страсти вы не можете проявить в жизни, тем больше страсти у вас есть для танго. Обычно те, кто видят в танго страсть и огонь, неудовлетворены жизненно, тогда как горячая натура требует выхода эмоций. И этим людям может быть сложно пройти первый этап научения технологии, тогда как им нужна страсть и пыл. Эмоциональная реакция на танго по большей части физиологична, ведь музыка понятно говорит нам, о чем это. Но вкладывать преувеличенную сексуальность в социальный танец, как мне кажется, ненужное преувеличение. Займитесь своей жизнью, ну или позанимайтесь стриптизом, что ли.

Не просят, не оправдываются

И почему-то хотят быть понятыми. Русские.

Хорошо, что русские не сдаются мы знаем давно и плотно. И не надо сдаваться, надо стоять до последнего. Но что мешает им дать объяснения, когда они нужны? Попросить о помощи, если не справляешься сам? Не сказать что-либо в свое оправдание, если есть что сказать?

Вероятно, Господь мой плотник фразу «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. гл. 7, ст. 7—8), произнес для всех, кроме огромного, но гордого русского народа. Огромному русскому народу вместо господа сказал сатана: «Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут» (М.А. Булгаков «МиМ», гл. 24 «Извлечение мастера»).

Я не могу сказать, что в русском коллективном бессознательном появляется раньше – фраза сатаны или воровская мораль «не верь, не бойся, не проси». Очевидно, что эти две фразы взаимосвязаны. Так же очевидно, что они вездесущи.

В прошлом материале о хамстве я отметил, что русские ждут, что им пойдут навстречу, и при этом отказываются просить. Иногда отказываются не сознательно, просто в матрице их сознания нет самого понятия, что можно попросить и получить. Просить появляется исключительно в связке «просить о помощи», а это у гордого народа вызывает исключительно негативные ассоциативные цепочки.

Хорошо, мужчинам бывает сложно просить о помощи, это гендер. Но у русских стыдно просить о помощи в первую очередь женщине. Женщины еще более горды, чем мужчины, и еще более независимы. Женщины уверены, что они все могут сделать сами, а если не могут, то должны мочь. Сильная женщина это избитый штамп и прискорбная реальность, особенно если учесть, что эта женщина ищет еще более сильного мужчину, и поиск как правило не увенчивается удачей, потому что хочет ли сильный мужчина сильную женщину, это некоторый вопрос.

Кто кроме сатаны сказал, что сильные мира сего должны вам что-то дать? Почему? За что? За какие такие ваши заслуги кто-то должен пойти вам навстречу, если вы не просите об этом? Вы можете вообразить, насколько хороши должны быть вы, чтобы кто-то, превосходящий вас, «сам предложил и сам все дал»? Вы такой? Да ладно!

А сами-то вы часто делаете шаг навстречу? Сами часто даете что-то тем, кто не просит, никак не дает знать о своей нужде? Кто из вас на этой неделе помог женщине занести коляску в автобус, поддержал падающую из рук коллеги папку или хотя бы вызвал второй лифт своему соседу, проверяющему почту?

Я недавно наблюдал, как человек не смог поехать на свадьбу брата, потому что не посчитал возможным обратиться к руководителю с просьбой отпустить его. Понимаете? Пропустить свадьбу брата было морально проще, чем попросить отпустить его с работы на свадьбу. Боялся что не отпустят? Как бы не так! Ему просто было неловко. Да мне кажется, даже из тюрьмы отпускают на свадьбу. Но нет, легче гордо страдать, чем униженно просить. Почему униженно? Потому что русские часто не подозревают, что просить можно сохраняя свое достоинство.

Да, за это во многом ответственны те, к кому мы обращаемся с просьбами. Вышестоящие, руководители, начальники, тоже любят покуражиться, задавая настойчивые вопросы, вплоть до того, к какому именно врачу вы записаны и с какими симптомами. Но вежливое спокойное обращение способно исполнить ваши пожелания и вместе с тем сохранить ваше достоинство. Не унижайтесь – и вы не будете унижены.

А что касается объяснений, это что, криминальная тема? Почему любое требование дать объяснения сложившейся ситуации воспринимается в штыки? Я все понимаю, у нас бывают разные ситуации. Но неужели сложно сказать, что происходит на самом деле? Если вы совершили что-то недопустимое, то у вас же была причина. Почему бы не озвучить ее? Что мешает сказать что происходит на самом деле.

Но здесь любое объяснение воспринимается как оправдание. А оправдываться почему-то дурно. Хотя что в этом стыдного, я не могу понять. А что собственно стыдного в оправданиях, если вы действительно виноваты? Вряд ли вы совершили плохой поступок, не имея совершенно никакого мотива. Так почему бы не объяснить, чем вы руководствовались, когда делали это? Возможно ваша цель оправдывает средства и ваш поступок будет переоценен теми, кто только что порицал вас.

Нет ничего криминального в том, чтобы попросить о помощи, вместо того, чтобы прикидываться сильными. Чтобы объяснить причины своих действий, чтобы привести свои оправдательные обстоятельства.

Но нет, все ждут, что окружающие догадаются обо всем сами.

Матери с ожесточением выполняют всю домашнюю работу, а подругам жалуются, что муж и дети им не помогают. Ничего не подозревающие в это время муж и дети уверены, что их прекрасная мама с радостью заботится о своей семье, находя в этой заботе единственный смысл своего существования. Таким образом, женщина, кладущая по собственной воле свою жизнь и судьбу на алтарь семейного очага, никогда не будет отблагодарена и оценена, поскольку никто не знает о величине ее жертв.

И даже извиниться, если вы были неправы – не стыдно.