Архив меток » оценить «

Большой

Недавно перед фильмом «Революция – новое искусство для нового мира» мне задали вопрос: «Почему вы идете на этот фильм? Чем он вас привлекает?» Ответил-то я сразу, и как обычно бывает, когда отвечаю сразу, сказал глупость. У меня художественное образование, сказал я, я рисую, сказал я, конечно, мне это интересно, сказал я. А потом подумал – разве нужна особая причина, чтобы интересоваться чем-то? На фильм «Большой» я ходил не один, что бывает со мной примерно раз в пятилетку, и мой спутник не имел художественного образования и не танцевал, не рисовал, просто он был достаточно культурно развит, чтобы интересоваться этим. Как бы он ответил на такой вопрос? Это было вступление.

Итак, «Большой». Тодоровский. Большой театр, Москва, еще не позабыты скандалы с художественным руководителем и примой, все на слуху, интерес к теме огромен, знаменитый режиссер, заслуженная артистка.

Фильм не то чтобы разочаровал. Съемки отличные, тема прекрасная, актеры подобраны в масть, режиссура, насколько я могу оценить, на достаточном уровне. Сценарист облажался, это да, но наверное, так было задумано. Если бы незадолго до этого мы не смотрели мультфильм «Балерина», может быть сюжет очередной золушковидной истории не был бы так плох. Достаточно стандартные сюжетные ходы повторяются буквально напрямую, вплоть до сцены «девочка опаздывает на главную репетицию из-за свидания с мальчиком». И в Балерине это оправдано – плоский стандартный сюжет, рассчитанный на детскую аудиторию, предсказуемые ходы, развитие сюжета, как в учебнике, хеппи-энд, шаблонные герои-амплуа: талантливая девочка, злобная мегера, сильная соперница, требовательная наставница, справедливый патрон, истинный влюбленный, ложный влюбленный. Но во взрослой драме про настоящую жизнь это неприемлемо, зритель ждет большего – разоблачений, открытий, сложности.

Поскольку с больших экранов фильм сошел, обрисуем сюжет. Вопреки первому впечатлению о фильме, это история не одной девочки, а двух. Талантливая девочка из неблагополучного городка попадает в балетную школу Большого театра. Другая талантливая девочка в этой школе родилась в семье олигарха, и у нее все блага жизни есть просто по праву рождения. Две девочки некоторое время существуют на равных, дружат, соревнуются, соперничают, дружат. Две самые сильные ученицы в классе еще и лучшие подруги. Выбор, кому танцевать заглавную роль в выпускном спектакле, преподаватели не могут совершить. Обе хороши, но одна так просто гениальна. О том, что «будет великой балериной, попомните мое слово» не ее дочь, узнает мама второй девочки, жена олигарха, богатая и умная женщина. И она предлагает бедной нуждающейся девочке из провинции большую сумму за заглавную роль. Ну чтобы помочь ее бедной нуждающейся семье. Девочка в негодовании покидает гостеприимный дом своих друзей и в погоне на компенсацией проводит ночь со случайным попутчиком. Да, и опаздывает наутро на главную репетицию. Но роль получает. Пока все стандартно, хотя первая великая фигура уже массивной декорацией возвысилась над сюжетом. Наша талантливая героиня едет домой, в самую дикарскую глушь России, где мать заявляет ей, что «пока ты ноги в своей Москве задирала, я тут едва концы с концами сводила». В этот момент я еще верил в сценариста и режиссера, хотя смутное беспокойство уже появилось. Далее сюжет выходит за рамки стандартных западных сюжетов и раскидывается перед нами свойственным для русских историй бескрайним плоским пространством. Течение теряется в озере беспорядочно набросанных сцен.

Я понял, что режиссер фильм сливает. Вместо того, чтобы снять сильную драму об успехе, о достижении, о борьбе и славе, о победе и потере, режиссер «за папу, за маму, за худрука» скармливает нам по эпизоду на ложечку напрочь червивый компот, типичный для культуры, породившей «Кто виноват», «Что делать» и «Преступление и наказание». Наказания, кстати, не будет. Последний, кто получил в русской традиции сторителлинга наказание, была Анна Каренина. После нее никто наказан не был. Безнадежность, тщетность и бессилие выходят из-за декораций чтобы остаться до конца.

Вы все поняли, да? Талантливая девочка вместо того, чтобы получить свою роль, за которой последует приглашение в Большой, продает ее и посылает всю сумму почтовым переводом матери. Примой становится вторая – не менее талантливая, красивая, изысканная, работоспособная, девочка, обладающая классом. Главная героиня попадает в кордебалет, не соответствующий ее данным и подготовке. А в кордебалете все должны поднимать ноги одинаково, и равнение будет не по верхней планке. И эту ситуацию не разрешит ни приглашенный французский балетмейстер, ни худрук, ни министр. У зрителя еще была небольшая надежда что ну вот сейчас, вот этот-то увидит, кто из них настоящая звезда, кто достоин, ее поднимут из грязи и вернут на законное место. Не поднимут, не вернут. Героиня сливает себя сама, с тем же упорством, с каким режиссер сливает картину. Сама отказывается от борьбы, сама отступает, не справляясь с собственной психикой при соперничестве.

Финальная сцена позволяет зрителю немного поднять голову, но ведь зрителю, и совсем немного. Прима-балерина узнает, что ее роль в выпускном спектакле была куплена и дает дублерше возможность станцевать один спектакль в качестве примы. Но как нам заботливо объясняет костюмер – это только один раз, а потом снова вернешься в кордебалет и никто тебя не выпустит, не волнуйся, безнадежность и тщетность, помните?

По этой истории можно было снять великолепный фильм о тех, кто заслуживает и получает, кто бьется до последнего и берет свое, о лучших и упорных, о юных, в конце  концов. Но это получилось бы слишком по-американски или слишком по-советски, а того и другого сейчас в России как огня бегут.

Вы еще помните о двух огромных фигурах, которые я упомянул? Это фильм не о девочках и их борьбе на сцене и за сцену. Это фильм об архетипической фигуре матери. Пока балерины нелепо дергаются, над ними встают два эпических силуэта – мать-созидательница и мать-разрушительница. Одна мать заинтересована в успехе своей дочери, она поддерживает ее, заботится о ней, она делает много того, о чем сама дочь не знает. Она выработала в дочери класс – умение одеваться, держаться, красиво кушать, правильно говорить, нужные интонации, все признаки определенного социального слоя. Когда дочь попадет в общество, ей не будет стыдно. В первую очередь она создала такую базу, чтобы дочь могла никогда не думать о множестве вещей, и в первую очередь о собственной достойности. Эта мать знает, что множество людей в течение жизни захотят сказать ее дочери что кое-что не для нее, и она выработала у нее уверенность что все для нее, вообще все, что она захочет. Деньги позволили ей это сделать, ну конечно. Но множество вещей нельзя купить за деньги, и отношение матери в том числе.

Мать-разрушительница оставляет своего ребенка без поддержки еще до отъезда в Москву. И поскольку мать нельзя скинуть с плеч, как старое пальто, девочка по инерции тащит и тащит ее за собой в своих мыслях. Кому пришло бы в голову мчаться домой в дыру всех дыр, когда ты много лет живешь в самом прекрасном городе, в самом центре, и общаешься с лучшими его людьми? Да радоваться надо, что новая жизнь началась, предвкушать что будет еще лучше! Поскольку другой матери у нашей героини нет, она все же едет домой. И в последней, тщетной попытке дать знать, что она что-то из себя представляет, она посылает ей почтой жалкую сумму, в которую сама свою жизнь оценила. Когда любой здравомыслящий человек собрал бы сумки и сказал – чао, мама, и вернулся бы дальше задирать ноги, а не доказывать недалекой и неумной женщине, что прима-балерина Большого театра, это на минуточку, не курва из Малых Отвалов. Решительный и жестокий (то есть годный для балета) человек еще и добавил бы – у тебя больше нет дочери.
Дело не столько в разности характеров девочек. Одна из них всю жизнь должна была доказывать, что она достойна, что она может, что она не хуже, и обладая лабильной артистической психикой, не справилась с ударом, который более простую натуру не сломал бы. Личность попроще не продала бы свою жизнь, карьеру, судьбу – свой единственный шанс взять то, что заслуженно. Такая личность для начала вообще не поехала бы домой больше никогда. Если мать ни разу не позвонила за все годы, пока дочка училась в Москве – такая мать не нужна. Мой новый дом здесь, решила бы личность попроще, и в гробу я видала вашу дырищу, куда мне последняя шалава заповедала не возвращаться, помогая чемодан в такси засунуть. Моя семья – я сама, передо мной моя новая жизнь и я свободна. Беда в том, что личности попроще редко предоставляют сценаристу простор для сюжетного маневра. Сценаристу для истории нужна трепетная душа, которая от единого тычка (а сколько их было в балетной школе, жестокий мир, дети) сливает свою жизнь в жадную прорву.

Вторая девочка от рождения имела все, что могла захотеть, а по большей части ей ничего не надо было хотеть, все и так было ее. Пока первая не может понравиться парню, вторая равнодушно отметает ухажеров – они и так все мои. Ей нет нужды ложиться с первым встречным, ей ничего не надо доказывать. Любимое дитя матери-созидательницы не вдается в тонкости и переживания, ей не о чем переживать кроме одного предмета, который только волнует ее – балет, потому что она понимает что это ее судьба. Не в смысле предназначение, а в смысле добиться самостоятельно. Разумеется, ей не угрожает ни бедность, ни тщетность, отец и мать нашли бы способ устроить ее судьбу, устроили бы к делу и выдали замуж. Но для нее это способ встать на свой собственный путь, жить той жизнью, которую она хочет и заслужила. Ее волнует собственная позиция, самооценка, самомнение. Кордебалет не для нее. Она воспитана, как высшая ценность, и уж она никогда бы не продала роль и свою судьбу, даже если бы ее близкие бедствовали и просили об этом. Она возвращает долг – но только один раз, спасибо костюмеру за разъяснения в финале, чтобы зритель, не дай бог, не возомнил себе, что справедливость торжествует и хеппи-энд настает.

И знаете что? Русским нравится. Они видят ровно то, что ожидали увидеть, то, что окружает их, переданное дословно. Нет никакой справедливости, нет торжества, есть большие деньги, которые решают все, есть хватка, а больше ничего нет. Кто успел, тот и съел, сама дура виновата.

На днях мне сказали, что видели рецензию, в которой фильм охарактеризован как жизнеутверждающий и придающий надежду. Ну-ну.

Революция – новое искусство для нового мира

Всем, кто несколько лет назад смотрел фильм Александра Митты «Шагал Малевич», и впервые открыл для себя, что авторы известных картин были не закостенелыми старцами, а молодыми людьми, которые учились, влюблялись, увлекались новыми идеями, сталкивались с противодействием общества и власти и находили способы по-новому жить в новой стране, понравится документальная лента о тех же героях, и многих других. Кому-то будет интересно узнать побольше фактической подкладки, без художественного вымысла, а кто-то  сможет разобраться в том, кто есть кто в сложном и поразительном коротком периоде авангарда в русском революционном искусстве.

Фильм «Революция – новое искусство для нового мира» снят британским режиссером Марги Кинмонс и посвящен авангарду в советском искусстве, возникающем непосредственно в революционный период. Это не первый фильм Марги Кинмонс о русском искусстве, на ее счету несколько документальных проектов об Эрмитаже и Мариинском театре. Лента о новом искусстве продолжает тему, раскрывая запасники Эрмитажа, Третьяковской галереи, Русского музея и лондонской Королевской академии искусств.

Эпоха великих перемен в России оказалась намного оглушительнее, чем во внешнем мире, поскольку множество вопросов не могли дольше оставаться неразрешенными и требовали развязки. Сценаристы эпохи были не всегда хороши стилистически, но всегда сильны сюжетными ходами и стратегией. Перемены происходили не только в очевидном, политическом аспекте, не только в социальном устройстве, но и с искусстве. И они были настолько поразительными и всеобъемлющими, что художники уже не могли работать иначе, чем с полной сменой приоритетов. Иное было неуместно в период глобальной смены политического и социального устройства страны. Искусство становилось выразителем новых идей, новой практики, принципиально нового взгляда на жизнь и отношения к происходящему. Плакат, скульптура, живопись формировали у народа способ восприятия непривычной реальности и требовали иного отношения.

Насколько разворот в искусстве был вызван социальными переменами и политическим руководством? Был ли этот период, навсегда изменивший наш подход к искусству, неизбежным, логическим развитием культурной среды, или он был инициирован искусственно, вопреки буржуазному строю с буржуазным искусством Запада? Советская Россия действительно намеревалась строить новый мир, а вместе с ним общество нуждалось в новом искусстве, которое полностью передавало бы смену курса. Французская революция, например, не сформировала нового стиля в искусстве.

Происходит прорыв, какого еще не бывало. Никогда еще в искусстве не существовало одновременно столько направлений. Мы ни разу ранее не сталкиваемся с разительными переменами в предмете и объекте изображения. Ранее искусство было фигуративно, зритель мог четко ответить что именно изображено на картине, и как правило, это явствовало из названия. Теперь живопись становится беспредметной, театр абстрактным, плакат приобретает черты современной рекламы.

Авангардисты пошли намного дальше. Из искусства исчезает предмет, зритель не видит на картине определенных, знакомых ему очертаний людей, вещей, пейзажей. Искусство обращается напрямую к эмоциям, минуя вещественное выражение. Для передачи идеи больше не нужен сюжет, не нужны люди в определенных позах и с уместными выражениями лиц, чтобы донести до зрителя настроение. Изображение становится абстрактным и вызывает отношение к себе без опосредования предметной и смысловой средой. Исчезает понятийная среда и сюжет. Его заменяет композиция и цветовая раскладка. Знакомые предметы и фигуры бывают разорваны на части, разбиты линиями и гранями, словно мы смотрим на них через кристалл. Кандинский пишет свои знаменитые живописные полотна и кроме того – знаковые работы по композиции и цвету «О духовном в искусстве» и «Точка и линия на плоскости», по которым до сих пор учатся молодые художники. Малевич становится автором не только агитационных плакатов, но и беспредметных композиций, в которых нет места даже переходам цвета и кривизне линий.
Чтобы передать зрителю дух и настроение эпохи перемен, авторы фильма обращаются не только к известным работам великих художников. Иллюстрациями помимо полотен Малевича, Шагала и Петрова-Водкина становятся не такие популярные работы Родченко, Татлина, Юона, кадры Вертова. Многие деятели искусства этой эпохи неизвестны широкому зрителю, но оказали огромное влияние на развитие кинематографа, фотографии, концептуального искусства.

В кадре появляются руководители музеев, деятели культуры, потомки героев повествования. У нас ранее не было способа выслушать внуков и правнуков революционных художников, узнать, чем они занимаются, чего достигли. Искусство продолжает быть их полем деятельности, а описываемый период это часть их жизни. Мы видим художественные династии в развитии.

Документальные кадры дополняются постановочными сценами и натурной съемкой. Основные моменты исторического процесса в видении британской команды предстают в другом свете, с немного измененным углом зрения, и потому кажутся нам непривычными. Внутренние события, увиденные и переданные внешними наблюдателями, несомненно обогащают восприятие. Блестящая работа операторов, динамичность кадра и закадрового сопровождения может даже изменить отношение зрителя к документальному кино, которое может быть не менее захватывающим, чем игровое.

Сама эпоха не только динамична, но и показана в развитии. Десятилетия начала века показаны в движении, это не статичный рассказ о короткой стадии расцвета революционного искусства, это процессы становления и угасания новых направлений, и роль политического руководства в этом движении. Период, когда руководство поддерживало новаторство и формировало новое сознание народа, сменяется периодом возрождения имперской идеологии, что порождает новый имперский стиль в искусстве. Формируется социалистический реализм.

Фильм заканчивается на логическом финале этапа великой новизны. И завершают его короткие исторические справки о будущем упомянутых художников. Многие были сосланы в лагеря, расстреляны, другие продолжали свою деятельность, развивали стиль и способы работать, смогли выжить и заниматься искусством при смене настроения власти.

Никомуникация

Еще не так давно я упорно учил себя общаться с людьми. Потому что через коммуникацию решалось множество проблем, решить которые стандартным способом оказывалось нереально. Например, если пойти стандартным путем и вызвать сантехника из жилищной конторы, то это одно. А если преодолеть свое отвращение и спросить на работе — кто знает хорошего сантехника — это совсем другое. И по моральным затратам, и по результату. Одно — изучать литературу, другое — спросить напрямую тех, кто это уже прошел.

Умение вступать в коммуникации давалось мне с огромным трудом. В силу своего мерзкого характера, я был то слишком надменным, то желая быть доброжелательным, скатывался в заискивание. Я соглашался со своим собеседником, чтобы не вступать в ненужные споры и склонить его к расположению. Я старался раскрыть свою позицию там, где она не была нужна, а таких мест подавляющее большинство. Один раз за то, что мое мнение не совпало с мнением собеседника, меня почти выгнали из дома.

Много лет я задавал себе вопрос: что такое «проводить время вместе»? Все эти люди непрерывно говорят друг с другом — о чем? Ответы мне давали люди, как правило глядя на меня с жалостливым снисхождением академиков общения. Люди разговаривают друг с другом. Это называется общение. Они обсуждают известные им факты, делятся информацией, эмоциями и впечатлениями, спорят, если у них разные мнения. Разумеется, это полезный и важный процесс, ведь при общении люди узнают друг друга и могут решить, как им друг к другу относиться. А как иначе они поймут, кто перед ними — единомышленник или идейный противник.

Лучше всего моя позиция оказалась выражена следующей цитатой: «Поговорить о ценах на щенков моих чару с богатым торговцем; ответить на глупый вопрос моего старшего сына, дабы он уяснил собственное несовершенство; спросить у молодой жены, какая она у меня по счету; дать тебе дельный совет, если ты специально приедешь на Хой, чтобы его получить – это я еще понимаю. Но о чем еще можно разговаривать с людьми, Хэхэльф?«

Но коммуникации были тем инструментом, при помощи которого в мире совершались многие полезные вещи, и мне пришлось учиться пользоваться им, как пользуются молотком и разводным ключом. Надо значит надо. Я учился, хотя это было очень тяжело.

Единственной ситуацией, в которой мне физиологически необходимо было говорить с кем-то, был тот случай, когда мне нужно было произнести вслух то, что мучало меня, сформулировать проблему таким способом, чтобы я мог ее решить, или хотя бы решить как к ней относиться. На моем языке это называлось ‘ныть’. Окружающим это разумеется не доставляло удовольствия, как впрочем и все, что от меня исходило.

И все разбилось, как волна о камень, в стране непуганых экстравертов, которые держат во рту только одну фразу: «И чё?» О чем бы ни говорили между собой эти люди, мне они говорят фактически только одно — и чё?

Меня достаточно редко посещает желание поговорить. Поделиться чем-то, что кажется мне интересным, обсудить то, что меня взволновало, узнать какое-то другое мнение в дополнение к своему. По большей части все, что я слышу в ответ это — и чё? Умер сотрудник на работе — и чё? Перераспределение нагрузки, накал морального климата — и чё? Нет, этим не ограничивается. Мой собеседник всегда может развить свою мысль — что толку об этом говорить? Кто-то умер, так ведь не ты, как тебя это касается, что толку об этом говорить? Нагрузка, все нервные — ну такова селяви, не без того, что толку об этом говорить? Кто-то поступил непорядочно — ну так бывает, что толку об этом говорить-то? Кто-то неправ — выпей чайку. Что толку об этом говорить. Ты испытал какие-то эмоции? И чё? Ты используешь свою хорошо поставленную речь с определенной эмоциональной нагрузкой? Нет, ты чё развоевался? Здесь разрешено только матерные слова произносить с выраженим. Но произносить их нельзя, потому что мы воспитанные люди. Пробубнили свое монотонно и все.

Вдруг оказалось, что я живу в мире бесконечного дао, в окружении сплошных будд, проповедующих непротивление злу, невмешательство в дела мира и прочее абстрагирование от происходящего.

И мне вдруг показалось, что я овладел не тем ключом. Коммуникация не дает результата. Сантехника найти можно. Единомышленника — полный нереал. Бессмысленно пытаться поделиться с окружающими своим мнением или взглядом на происходящее. Ответ обычно бывает один: А зачем об этом говорить? Живи и не парься. Чё ты рефлексируешь.

Да, это говорят даже те, кто знает значение слова рефлексия. В их понимании это вредно и бессмысленно. Я спросил — а что, размышлять о мироустройстве, вырабатывать свою точку зрения — это плохо? Рефлексировать — это стыдно? Ответ был окрашен уже знакомой мне снисходительный жалостью — Ну пожалуйста, если тебе это доставляет удовольствие!

Еще недавно фраза «Я не так давно говорил об этом» была в ходу в моей речи. Пора менять ее, возвращая в речевой обиход привычное «Недавно я записал в своем дневнике». Потому что коммуникации не оправдывают себя.

Привычки-5. Как это делается

Итак, какие способы помогут нам закрепить привычку?

Для начала подумайте и решите несколько важных вещей:

1. Для чего вам это нужно? Какую цель вы достигаете тем, что прививаете себе новую привычку? Действительно?

Если речь идет об утренней пробежке, то вероятно вы беспокоитесь о своем здоровье или хотите похудеть. Но вы уверены, что хотите именно бегать, а не сесть на диету или записаться в спортзал? Это реальный вопрос, чего вы хотите — ехать или шашечки. Почему вы собираетесь делать именно это? Ведет ли это напрямую к вашей цели? Собираясь стать самой лучшей женой, одни девушки учатся глубокому минету, другие становятся флай-леди. Какой путь именно ваш?

2. Оцените насколько вам подходит привычка, как она вписывается в вашу жизнь, продумайте альтернативы уже сейчас.

Если вы решили похудеть и начинаете бегать, подумайте чем можете заняться, если бег не пойдет. Если ваша цель — больше порядка в вашей жизни, и вы решили класть все вещи на место сразу, подумайте о буферной зоне — например гладильной доске, или ящике стола, куда вы будете убирать то, чему не нашлось места немедленно. Если вы собираетесь бегать, но поблизости нет аллеи или парка, ваш дом окружают только стройплощадки, то задумайтесь нужно ли это. А если вы собраетесь научить себя пить чай без сахара, этому нет и не может быть никаких препятствий, но решите — вы бросите пить сладкую жидкость раз и навсегда, или перейдете на заменители.

3. Вы хотите приобрести физическую зависимость от ваших привычек?

Иначе говоря — хотите вы быть вынуждены пить 2 литра воды и бегать по утрам в любых условиях, в поездках, когда вы приболели, иначе вам станет плохо и вы места себе не будете находить? Есть люди, которые не могут уснуть, пока не выпьют стакан воды или пока не примут душ. Есть те, кто не проснется пока не выпьет кофе. Некоторые из нас весь день сами не свои, если не выполнили свой утренний ритуал. Многие зависят от своего рациона — не соображают, пока не поели сладкого, бросаются на людей, если три дня не ели мяса…

4. По каким параметрам вы определите, что ваша цель достигнута? Как вы узнаете, что все готово?

Большинство привычек усваиваются в тот момент, когда рубеж протеста перейден — то есть вам уже не тяжело, не страшно и не противно.

Если это привычка заправлять постель, то вы поймете, что она усвоилась, когда будете делать это каждое утро без дополнительных усилий и внутреннего протеста. Вскоре вам станет противен вкус сладкого чая и вы начнете различать оттенки вкуса. Вы со спокойным сердцем собираетесь на пробежку и вам даже нравится бегать, хотя полгода назад необходимость пройти пешком до магазина вас удручала. Вы с наслаждением ухаживаете за собой, хотя недавно крем и маска были вашими пытками. Вам нравится порядок дома, вы гордитесь тем, как хорошо организован ваш быт, и вас больше не коробит необходимость вешать одежду прямо в шкаф, а не кидать на пол.

1. Заведите будильник, поставьте напоминалку.

Это помогает при закреплении простого рефлекса, связанного со временем – принять таблетки или покушать в определенный час. Некоторые пользуются будильником чтобы пить воду каждые полчаса или перейти на дробное питание и есть шесть раз в день. О таких вещах легко забыть, когда вы только начинаете. Потом вы привыкнете и будете вспоминать без всякого звонка.

2. Ритуал – встраивание привычки в процесс.

Возведите свое действие в разряд ритуалов, связав их с предыдущими и последующими действиями. Например, вы хотите закрепить привычку умываться и наносить крем на лицо. В таком случае ритуал надо прикрепить к предыдущему процессу – вы вернулись домой. Но если раньше вы просто переодевались в домашнюю одежду и кидались на кухню чтобы поесть или приготовить ужин семье, то теперь ваш ритуал должен включать умывание и крем.

Если вы не работаете, прикрепляйте с другого конца. Например, вы уложили спать детей, приняли душ и умылись, намазали лицо кремом, нанесли масло на кутикулу и легли спать. То есть перед тем, как лечь под одеяло и выключить свет, вы сидя на постели мажете руки кремом, втираете его, он приятно пахнет… Скоро вам будет не хватать запаха чтобы уснуть.

Точно так же утренние ритуалы включают в себя опционально чистку зубов, взвешивание, стакан воды, макияж или непременную укладку щипцами. Выясните в какой последовательности это делать логично и очень быстро ритуал будет выполнять себя сам, а вы будете обдумывать планы на день, механически накручивая волосы. Точно так же формируется ритуал мытья посуды после еды, или загрузки посудомоечной машины. Обед заканчивается, когда вы поставили последнюю тарелку в сушилку, или нажали кнопку на панели. Вы пришли домой и можете заняться делами только после того, как протерли уличную обувь.

3. Прикрепите к ней паровоз.

Паровозом считается любое мотивирующее воздействие. Повесьте плакат или создайте коллаж, напоминающий вам о том, что вы должны делать и почему. Также отличные паровозы получаются из желаний непреодолимой силы. Желание имеет огромную важность. Если вы страстно мечтаете научиться танцевать восточный танец, вам будет только в радость бесконечное повторение элементов. Если вы твердо решили выучить итальянский, то спряжение 10 глаголов каждый день до завтрака будет ощутимо приближать вас к цели. Вы будете делать это с огромным удовольствием и ощущать что шаг за шагом достигаете мечты.

Однако не только паровозы тащат нас вперед. Есть также дрезины, которые толкают нас сзади. Вы должны четко осознать, что с вами будет, если вы немедленно не займетесь этим. Если вас пугает, что дантист ясно сказал что без зубной нити ваша следующая остановка будет вставная челюсть в стакане, вы как миленький побежите чистить межзубное пространство даже после чашки чая. Если у вас болят ноги, вы без напоминаний будете мазать их лечебной мазью и надевать носочки. Если вас пугает старость, поразмышляйте о том, что будет с вашим лицом, если вы не начнете смывать на ночь косметику и наносить лосьон. Если вы не хотите через несколько лет платить за круговую подтяжку и блефаропластику, следите за своей мимикой и прекратите подпирать лицо рукой, или начинайте откладывать деньги уже сейчас. Хорошими дрезинами являются диагнозы, страхи и отчаяние. Только понимание того, что вся жизнь так и пройдет в этой дыре, дало не одному д’Артаньяну вдохновение чтобы вылезти из Гаскони и поехать покорять Париж. Знайте, что вы никогда не сможете себе простить, если не попытаетесь.

4. На расстоянии протянутой руки.

Казалось бы простая вещь – необходимые материалы, но сколько благих намерений разбились о нее. Обеспечьте себя предметами, которые помогут вам исполнять задуманное. Если вы собираетесь взвешиваться каждый день, вам придется купить весы и определить для них лучшее место – видное место, в ванной или в кухне, потому что если вам понадобится выдвигать весы из-под кровати, вы никогда не начнете. Если хотите красить ресницы каждый день, купите хорошую тушь, а если собираетесь ухаживать за руками, крем должен стоять там, где вы проводите много времени – прямо на рабочем столе, или к примеру, возле кухонной раковины. Тем, кто хочет мыть голову по утрам и укладывать волосы, необходим не только сильный фен, но и хорошие средства для укладки. Поставьте масло для кутикулы на ночной столик, а очищающий лосьон рядом с зубной пастой на раковину, а не за дверцы шкафчика. Положите учебник и раскрытую тетрадь на стол, чем меньших усилий вам это будет стоить, тем лучше. Книжка для записи расходов или пищевой дневник должны лежать на расстоянии протянутой руки, это почти гарантия того, что вы будете делать это. И да, может быть лучше, если это будет красивый блокнот, а не старая ученическая тетрадь ваших детей.

Впрочем, возможно для вас сложно писать именно в красивом блокноте, потому что вы можете считать что он слишком хорош для вас, или у вас боязнь белого листа, или вы считаеет что тратить хорошенькую книжечку на такую ерунду это пустое распыление ресурсов. Между прочим вы сейчас сильно рискуете никогда не дойти до цели, потому что углубитесь в восторженные поучения позитив-гуру о том, что «вы достойны всего самого лучшего» или «разберитесь почему вы не позволяете себе». Все это чушь. Причины не имеют значения, начните уже что-то делать. Если это работает именно с вами — это и применяйте, не погружась в самокопания и психоанализ. Не рассуждая «что с вами не так», возьмите тот блокнот, который не вызывает внутреннего протеста. Потому что с вами все в порядке, уверяю вас. Если единственное место, где вы можете вести дневник — это ваш старый конспект по химии, в котором еще полно годных страниц — им и пользуйтесь. Снимите важность, возьмите блокнот, в котором вы уже начинали что-то писать, если после этого вы перестанете воспринимать запись расходов или еды ерундой, не стоящей нового блокнота.

5. Вознаграждение гарантируется.

Наградите себя за выполнение данного действия. Отныне вы пьете кофе только после того, как помыли посуду. Если всю неделю вы пьете чай без сахара, в субботу позволяете себе пирожное. Прочитали 100 страниц из запланированного объема – день можно пропустить. Целый месяц вы подтягивались на турнике, так что можно выпить пива с друзьями.

Принцип очень прост и понятен даже детям. Вознаграждение может быть связано с привычкой. К примеру, вы отучаете себя отрывать заусенцы. Через неделю, когда пальцы заживут, сделайте маникюр в салоне и позвольте себе самый красивый лак, который вам хочется. Но может быть и никак не связано, например, если вы записываете расходы, а награждаете себя ванной с маслами. Разумеется, вознаграждение должно быть соразмерным и не сводить на нет все ваши усилия. Если за ежедневные пробежки вознаграждать себя половиной торта по субботам, толк вряд ли будет.

Вы можете привлечь родных и близких, заключив с ними договор. Если вы планомерно исполняете какое-то действие, вы получаете от них награду. Мужья, бросившие пить ради покупки машины также вписываются в эту схему. И жены, похудевшие ради нового гардероба. Мамы, скинувшие 20 кг для поездки на курорт. Дети, закончившие семестр на отлично ради новой игрушки. Но если вы награждаете себя сами, будьте честны и не обманывайте себя. В конце концов, сейчас вы зодчий своей жизни, от вас зависит, будет она шалашом или дворцом.

6. Сделайте это сразу.

Сделайте это немедленно, как только вы вспомнили об этом. Хотели отжиматься каждый день? Не говорите себе, что сделаете это как только кончится кино. Слезьте с дивана в эту самую минуту и выполните свой сет отжиманий, а потом продолжайте пялиться в экран с чувством выполненного долга. Вспомнили, что должны записывать свои расходы? Немедленно возьмите книжку и ручку и запишите, даже если ради этого вам придется отложить ложку. Подумали, что неплохо бы намазать руки кремом? Сразу берите тюбик и мажьте, у вас технологический перерыв 2 минуты, потом вернетесь к своему занятию. Наливайте воду в чашку и делайте несколько глотков сразу когда посмотрели на нее. Работает с небольшими привычками, которым пока не нашлось места в жизни.

7. Не ложитесь спать, пока не сделали.

Ни дня без – что вы там себе выбрали? Так вот, вы не смеете лечь спать не сделав это. Пусть ваш день протянется до глубокой ночи, только потому что вам не хочется приступать к ненавистному, но так необходимому занятию. Но вы не имеете права пойти спать, пока вы не сделали то, что должны. Я знаю людей, которые могут откладывать бесконечно и лечь спать под утро, но они все равно неизбежно проделывают то, что твердо решили делать. Может быть это комплекс упражнений для лица, а может быть очищающий лосьон или вечерний душ, но решите раз и навсегда, что вы больше не ложитесь спать с косметикой или тренируетесь не пропуская ни дня.

8. Просто делайте это.

Самый действенный способ для людей определенного склада ума. Такие люди идут вперед, как торо браво*, с упорством парового катка, только потому что однажды они решили и никогда более не задумывались о причинах. Им даже сложно объяснить, почему они делают это. С другой стороны, мало что может заставить их продолжать, если они передумали. Такие люди упрямо посещают годами тренировки или планомерно делают уборку по субботам, но иногда могут просто взять и прекратить. Просто потому что перестали видеть в этом смысл. Иногда это не плохо и приносит огромное облегчение им самим и их близким. Иногда близкие впадают в панику от нарушения привычного жизненного уклада.

Если вы из таких, то вам достаточно просто решить и никакая мотивация вам больше не понадобится. Если вы не из них, просто перенимайте метод торо браво, пока привычка не въестся в вашу плоть и кровь. Именно так формируются физические зависимости от нагрузок, к примеру. Вскоре вы не сможете отказаться от утренних пробежек без специальной реабилитации. Если именно это – то, чего вы хотели, то действуйте как торо браво.

*торо браво – бык особой породы, выращенный для специально для участия в корриде.

A suivre…

Привычки-4. Почему не получилось

Почему не все привычки прививаются на нашу жизнь?
Этому есть причины, которые мы можем проанализировать.

1. Вы не очень-то этого хотели.

В самом деле, вы просто поддались порыву и вам совсем не нужно пить столько воды или непременно красить губы по утрам. Вы прекрасно чувствуете себя без стакана воды по утрам и вечерней прогулки. И ваши опоздания никого не напрягают, потому что у вас свободный график. И привычка покупать попкорн в кино не вредит ни вашей фигуре, ни кошельку. Вы забываете записывать расходы и калории, никак не можете намазать руки кремом больше одного раза, а на турник вешаете полотенце и ни разу не висели на нем.

Нам не о чем больше говорить. Либо вам придется захотеть этого, либо испугаться, либо с чистым сердцем отказаться от формирования ненужного шаблона.

2. Это противно вашей природе.

У людей различный темперамент и разная организация. Если вы прирожденный хаотик, вам будет очень трудно привести ваш день к одному знаменателю и выработать необходимые ритуалы. Вас могут стеснять эти правила и порядки, если вам некомфортно в клетке обязательств, найдите другие способы.

Некоторые привычки просто не приживаются. Это только Мичурин мог привить ужа на ежа и сосну на грушу. Может оказаться, что вы и пробежки несовместимы и вы никак не можете себя заставить пить эту воду, и ваша жизнь уже превратилась в невроз а по ночам вам снится стакан воды. Оставьте это, жизнь дана не для такой ерунды. Попробуйте что-то другое.

3. Вы не приложили достаточно упорства.

Вам казалось, что как только вы решили, все сделается само? Не в этой жизни. Кроссовки не побегут на улицу сами, а расходы не запишут сами себя в тетрадку. Если вы решили, вы должны делать это хотя бы месяц, а не ждать, что ваше благое намерение приведет вас куда-либо помимо ада. С намерения все начинается, но намерение нуждается в вас чтобы воплотиться. Дать ему плоть вы можете только сами.

4. Вам это не по карману.

Привычка может не приживаться, потому что она вам не нравится. Поразмышляйте над тем, что вам мешает. Может быть вы забываете про витамины, потому что вам не нравится их вкус и надо подобрать другие. Если вас нервирует то, что надо выходить на улицу для пробежки, начните выполнять комплекс упражнений дома перед телевизором, многие люди делают это и довольны. Тушь размазывается, пока вы добираетесь до рабочего места, но может быть вам лучше красить ресницы уже на работе? Если вы ненавидите выходить из дома с влажной головой, вряд ли вы сможете усвоить привычку мыть волосы по утрам, в таком случае стоит подумать о том, чтобы делать укладку с вечера. Может быть вы ненавидите тетради в линейку? Купите блокнот с подходящей клеткой и ручку, которую вам приятно держать в руках, вам захочется записать туда ваши расходы. Но это, конечно, если вы эстет. Множество людей прекрасно записывает свои расходы в старом блокноте.

5. Вы слишком много хотите.

Если вы решили переменить всю свою жизнь с первого числа, начать мыть посуду сразу после еды, бегать по утрам и наносить на лицо маску, а еще выучить английский за год, ходить на каблуках каждый день и красить губы даже когда вы дома одна, уверяю вас, вы не приучитесь даже убирать за собой чашку в мойку. Ставьте реальные цели. Выделите одну привычку и внедряйте ее хотя бы две недели, если она принципиально нова для вас. Можно группировать привычки, если они связаны последовательно: не только умываться, но и наносить уходовое средство на лицо; не только чистить зубы сразу после пробуждения, но и пользоваться ополаскивателем. Можно совместно культивировать привычки из одной области: чистить обувь, когда приходите с улицы и вешать одежду в шкаф, когда раздеваетесь. Если привычки никак не связаны друг с другом, например перестать есть попкорн в кино и смазывать ногти питательным кремом, вы тоже можете успешно их контролировать. Но не берите на себя слишком много.

Инерция нашей жизни как правило очень велика, так что не стоит недооценивать ее. Дело не в том, что вам будет слишком тяжело делать все это. Вам будет тяжело это контролировать. Все дело в моральном напряжении. Потом, когда вы привьете себе все, что хотели, вам будет просто, вы будете следить за привычками естественным образом, а некоторые из них будут сами за собой следить и сами вас контролировать. Но пока вы на стадии формирования, это слишком большая нагрузка для вашего ума и воли – следить за выполнением нескольких задач. Все равно что уследить за несколькими играющими детьми. Вместо того, чтобы спешить и срываться, уделите каждой привычке внимание, и они благодарно привьются без травм и повреждений.

A suivre…

Привычки-3. Пятьдесят отказов

Одну из самых действенных техник по достижению чего-либо, поведала мне моя консультант Мэри Кэй. Принеси мне 50 отказов. Таким образом она инструктировала начинающих консультантов, у которых были проблемы с тем, чтобы подойти и заговорить, каким-то образом начать общение и предложить продукцию компании. Особенно это важно для женщин, которые стеснительны по своей природе, не хотят навязываться и выглядеть назойливыми, поскольку такие люди сами часто терпят слишком активное и неприятное внимание продавцов в магазинах. Им не хочется, чтобы про них думали, что они заинтересованы только в том, чтобы «впарить» товар. Даже если это и так – а в этом нет ничего плохого – работа с клиентом не должна так выглядеть и производить такое впечатление. Консультант не должен думать только о себе и достижении своих целей.

Не скажу, что мне это очень понятно, но очевидно, что достигать своих целей вместе с клиентом полезно и приятно, а также и намного более выгодно для продавца чего угодно.


Итак, 50 отказов. Технология представляла из себя документированные полсотни неудач. Это могли быть заполненные женщинами бланки анкет или записи в тетради консультанта о том, что она вступила в контакт с такой-то женщиной и поговорила с ней. Дата и подпись женщины подтверждали факт взаимодействия.

Эти женщины боялись продавать, и их никто не заставлял продавать. Тактика состояла в том, чтобы принести 50 отказов – то есть вступить в разговор о продукции Мэри Кэй с пятьюдесятью женщинами и документировать их отказ купить что-либо. Не надо было ничего продавать, надо было заговорить, рассказать о компании и получить подпись под отказом. Отказ таким образом из страха превращался в цель. Собственно целью техники было получить именно отказы. Пятьдесят – не самая маленькая цифра, это не пять и не десять отказов, но и вполне достижимая, финиш виден со старта.

С одной стороны, поговорив с пятьюдесятью женщинами, консультант терял страх перед общением, а сознательно собирая отказы – страх перед отказом. С другой стороны, весьма вероятно, что среди полусотни женщин хотя бы несколько согласятся приобрести продукцию компании или каким-то образом заинтересуются ею, захотят посетить мастер-классы или стать хозяйками классов. Незапланированный но приятный и полезные результат. Не говоря уже о том, что выступив перед публикой около пятидесяти раз, любой приобретет хотя бы небольшой навык связно рассказывать о предмете, будет готов к типичным вопросам и перестанет смущаться.

Так как же приложить технику Пятидесяти отказов к своей жизни?

Попросту говоря, надо определить достижимый рубеж роста и планомерно заполнить повторениями и неудачами. Ваша цель не добиться успеха, а повторить определенное количество раз с предусмотренным неудачным результатом.
Джоан Роулинг получила 12 отказов от издательств на первую книгу про Гарри Поттера. Битлз до первой пластинки – около двадцати. Составьте список издательств, в которые отправляете рукопись и повесьте на стену. Вычеркивайте тех, кто ответил отказом. Каждый следующий отказ будет восприниматься проще, рубеж будет достижим.

Учите язык? Выберите простой самоучитель или учебник, который вам понравится, или уроки на сайте, и занимайтесь регулярно, выполняя по одному уроку. Ваша задача просто выполнить урок. Проработать упражнения – написать 20 предложений, выучить что-то наизусть, составить фразы, то есть короткие простые задания вашего плана. Просто занимайтесь. Ваша задача будет такой: Освоить курс французского из 10 уроков; Пройти первую часть самоучителя; Выучить настоящее время и 50 глаголов со спряжением. Или даже: заниматься каждый день по четверть часа перед завтраком в течение месяца. Просто тупо прорабатываете уроки и не отслеживаете результат. Ваша задача не выбиться из ритма и все. Даже если на следующий день вы не помните что учили вчера – продолжайте.

Ставите произношение? Возьмите книжку попроще и читайте вслух каждый день две страницы независимо от того, понимаете ли вы текст. Не прерывайтесь, не смотрите в словарь, ваша задача старательно медленно проговаривать слова, а не постигать смысл. Произносить можно и те слова, смысл которых вы не понимаете. Постарайтесь не поправляться слишком часто, не спешите, темп должен быть не слишком быстрым, чтобы вы могли успеть все выговорить. Сколько читать? К примеру месяц. Это отрезок времени, который вы можете осознать сразу.

Хотите накачать руки? Любая программа, чем проще, тем лучше. От программы «50 отжиманий» до тупого «подтягиваться каждый день до Рождества». Даже если вы подтянулись один раз, до Рождества куча времени. Даже если вы будете подтягиваться по одному разу каждый день – это будет лучше, чем ничего вообще. Потом сможете подтянуться дважды. И даже если у вас сегодня нет времени – подтянитесь хотя бы раз чтобы поставить крестик в графике – подтягивание было выполнено, ваша совесть чиста. Не надо заставлять себя перевыполнять план, важен факт – вы подтянулись или нет.

Мечтаете стать флай-леди? Начните с простого: класть все на свое место сразу в течение месяца. Даже если вам станет невмоготу – это же всего месяц, потерпите! А через месяц посмотрите, захотите ли бросить или рветесь продолжать.

Давно пора начать краситься, но вы не успели, забыли или вам именно сегодня лень, и каждый день у вас именно сегодня? Поставьте перед собой задачу – краситься в течение месяца каждый день перед выходом из дома. Если нужно – наблюдайте за своим самоощущением и даже записывайте результаты. Через месяц сможете решить надо вам это или нет.

Вы не выходите из дома без макияжа, но с трудом заставляете себя смыть его вечером? Всего лишь – умываться каждый день, я понимаю, что это невероятно сложно, но ведь вам не надо сразу заставить себя перейти на семиступенчатую систему ухода. Всего лишь умыться, и больше ничего. Месяц, а в конце пообещайте или попросите подарить вам награду. Если вы прекрасно чувствуете себя умывшись водой, через месяц вы сможете добавить крем или тоник, но смывать косметику вечером это уже огромное достижение для вас. Если от воды у вас все лицо стягивает к носу, крем подтянется сам, потому что поклялись умываться, а стянутая кожа не прибавляет комфорта.

Бриться каждый день и чистить зубы утром, а не в середине дня? Бегать по утрам? Вытирать обувь сразу после прогулки? Записывать расходы вечером того же дня? Легко, всего лишь делайте это в течение месяца, а в конце посмотрите на результат. И не анализируйте итог до достижения срока. Даже если вам покажется, что вы достигли результата и можно прекращать – не прекращайте, пока не выработаете запланированный объем. Если в какой-то день вы пропустили задуманное, не расстраивайтесь, и не стремитесь наверстать это. Не наказывайте себя увеличенной нормой прогулок или чтения только потому что пропустили день. Просто вернитесь в свой ритм.

Ко всему можно себя приучить. Есть курицу ножом и вилкой. Пить чай и кофе без сахара. Принимать душ каждый день. Есть брокколи. Ложиться до полуночи и рано вставать. Настанет момент, когда вы не сможете пить эту омерзительную сладкую жидкость, не сможете взять куриную ножку руками, пододвинете к себе тарелку брокколи и будете греть воду, чтобы принять душ. Вас будет клонить в сон в определенное время, а утром вы вскочите до будильника. Потому что привычка будет сильнее вас. Привыкает же собака не гадить дома, а делать это дважды в день на улице! Иногда даже в определенном месте и по команде хозяина. Человек как известно, не собака, ко всему привыкнет. И в отличие от собаки, может воспитывать себя сам, самостоятельно формировать условные рефлексы.

Принесите мне пятьдесят отказов. Просто читайте, решайте, мойте и приседайте столько раз, сколько получается. Посмотрим к Рождеству.

A suivre…

Привычки-2. Замена приоритетов

Любая привычка начинается с приоритета. Почему вы решили, что это для вас важно? Зачем вам это нужно? Почему важнее приложить усилия, чтобы делать это, чем оставить все как есть? Если есть важность, есть и сила. Важность это ваш рычаг, приоритет над всеми остальными усилиями. Важнее сидеть прямо, чем сдаться, потому что это красиво и у вас начинает болеть спина. Важнее сделать усилие и отказаться от соли, чем оставить свое питание неизменным, потому что начинаются проблемы в отеками. Вы готовы приложить усилия, чтобы не только приучить себя не произносить очередное «ну, однако, короче, фигня», но и даже не думать этими словами, потому что страданий будет на полсотни, а красивая речь потянет на всю тысячу. Приоритетность вашей привычки определяет усилия, которые вы будете прилагать.

Выберите то, что работает – или вам надо доказать себе, что вам это нужно, или вы просто решили что будете делать это, хотя видимой необходимости в этом на первый взгляд не наблюдается. А может быть у вас есть диагноз и нет выбора. Или вы решили всерьез взяться за себя. Достойные приоритеты.

Одни привычки можно назвать простыми – например пить таблетки по схеме, выпивать определенное количество стаканов воды, принимать пищу в фиксированное время. Это просто нужно помнить и делать. Сначала можно заводить будильник на телефоне, потом вы будете вспоминать о том, что нужно принять таблетки незадолго до сигнала, а организм приучится ощущать голод к назначенному времени.

Другие привычки сложнее, они состоят из нескольких действий и связаны с определенными неудобствами. Ну конечно, если бы это было просто, вы бы делали это сами без проблем. Например – не забывать чистить обувь после возвращения с улицы, класть вещи на место сразу, гладить непосредственно после стирки. Умываться и пользоваться уходовой косметикой и специальными средствами. Эти неприятные действия мы склонны оставлять на потом. С этим можно бороться, если делать это сразу, чтобы не чувствовать на себе давления. По принципу «делал дело – гуляй смело». Попробуйте делать неприятное действие сразу, а потом насладитесь ощущением того, что вы никому ничего не должны. Главное слово – сразу. Пока вы не занялись чем-то другим. Пришли с улицы и переоделись, но процесс возвращения не закончен, пока вы не вытерли ботинки. Сняли белье в веревки и погладили немедленно, процесс расширяется до тех пор пока вы не погладите. То есть это не точечный процесс «снять белье» а линейный – снять и погладить белье. Прийти с улицы теперь будет не только закрыть дверь, раздеться, снять обувь, но и протереть обувь, переодеться в домашнее, умыться, намазать лицо кремом. Только после этого вы приступите к другим делам.

Есть пищевые привычки, и их тоже можно формировать. Не секрет, что матери приучают детей любить определенную пищу, давая им небольшой кусочек. От ребенка не требуется полюбить нелюбимый продукт, просто съесть небольшой кусочек. Через некоторое время ребенок привыкает к новому вкусу, который раньше он избегал, и вкус начинает ему нравиться. Люди, сидящие долгое время на диете, постепенно перестают испытывать нежность к запрещенным продуктам и начинают любить диетические салаты. Привыкнув, что его кормят салатами, организм начинает рефлекторно реагировать именно на них, а пицца и хотдоги перестают вызывать пищеварительный рефлекс. Даже те, кто преданно вспоминал запрещенные продукты, с удивлением констатируют, что через некоторое время воспоминания становятся намного сильнее, чем собственно продукт.

Одна из самых сложных – привычка опаздывать. Опаздывать – именно плохая привычка, не более. Нет другой причины, по которой вы задерживаетесь, кроме той, что вы считаете что важнее дать указания мужу и детям, чем вовремя выйти. Даже если вы раньше встаете, вы находите утром какие-то дела, вроде снять белье с сушилки, сделать лишний штрих в макияже или помыть посуду после завтрака, потому что вам кажется, что времени у вас еще много. Но вы тратите то время, на которое раньше встали, чтобы раньше выйти. Оно вам не принадлежит, это время предназначенное для того, чтобы вы раньше вышли из дома. Мы не рассматриваем случай, когда вы с работы едете на учебу и физически не можете не опоздать на несколько минут.

Чтобы не опаздывать надо раз и навсегда решить что опаздывать вы теперь не будете. Никогда. Просто никогда. Что для вас прийти вовремя важнее, чем прийти накрашенной, позавтракать или причесаться. Это конечно, крайний случай. Но вспомните почему вы опаздываете? Потому что что-то оказалось важнее, чем прийти вовремя. Когда прозвонил будильник, вам было важнее поспать еще четверть часа. Потом вы должны были позавтракать, привести себя в порядок. Вместо того, чтобы пулей одеться не выбирая костюма, вы подбирали свой наряд и даже гладили блузку. Стали бы вы этим заниматься, если бы вам поставили прогул за пятиминутное опоздание? Думаю, что нет. Итак, когда вы решите что приходить вовремя – самое важное в вашей жизни, у вас сдвинутся приоритеты. Если вам безразличен ваш внешний вид, вы будете быстрее собираться. Если небезразличен, вы будете готовить наряд с вечера. Если вам важнее поваляться утром, вы будете приходить голодной, а если вы хотите успевать все – вы неминуемо начнете вставать раньше. Вот и все. Вся утренняя часть вашей жизни, и часть вечерней, будет подчинена самой важной цели – приходить вовремя. То же самое относится к встречам, кино и свиданиям. Вы бы не опаздывали, если бы вас не пускали на совещание после начала, кинозал закрывался бы, а ваш визави не ждал бы вас более 10 минут. Тогда прийти будет важнее, чем прическа.

Привычка делать что-либо, например заниматься английским, ходить в спорт-клуб, регулярно заниматься живописью, гулять по вечерам или делать физические упражнения, также поддается формированию, но тут вам понадобится больше силы воли или больше мотивации. Все проще и сложнее – просто делайте это. Тут вам поможет техника пятидесяти отказов, по крайней мере поначалу. Потом вы сможете оценить саму важность вашей привычки, и стоит ли вам так бороться с собой, чтобы непременно это освоить. Стоит ли ваш английский этих усилий и мучений, или вы прекрасно обходитесь без него.

Формируя такую привычку, вы выбиваетесь на следующий уровень. Вы начинаете формировать образ жизни.

A suivre…

Привычки-1. Человек-привычка

Каждый из нас время от времени страдает от того, что не может переменить себя в каких-то аспектах. Мы встаем поздно и поздно ложимся. Слишком много едим. Не можем выучить английский и забываем принимать таблетки. Дело в наших привычках.

Прежде чем вырабатывать у себя привычки, давайте определим что это такое. В каких случаях мы говорим – я привык? Привык рано вставать, привык завтракать сразу после пробуждения или выпивать стакан воды за полчаса до еды. Привык брать попкорн в кино, курить после секса, привык пить чай с сахаром. Тут же будут и другие благие намерения: заниматься английским! Не опаздывать! Красить губы! Целовать жену перед уходом!

Мы изо всех сил стремимся быть лучше и готовы работать над тем, чтобы нужные умения ввелись в привычку, то есть стали неотъемлемой частью нашей жизни. Так что же такое привычка?

Привычка это условный рефлекс. То, что мы помним, не забываем, делаем без напоминания, а не сделав, чувствуем себя неуютно. Условный – потому что мы можем выработать его по собственному желанию, а можем отказаться от дурной привычки.

Если вы вследствие своего образа жизни привыкли рано вставать и сразу завтракать, ваш организм будет привычно просыпаться и испытывать чувство голода по утрам. Но если ваш образ жизни изменится, привычка постепенно затухнет и преобразуется в другую – например, выпивать стакан воды перед пробежкой, а завтракать ближе к обеду.

Если вы привыкли наносить по утрам полный макияж, а вечером ухаживать за собой по сложной индивидуальной системе, то вам будет некомфортно, если вам придется отказаться или пропустить несколько дней в силу внешних факторов. Но вы можете однажды решить что с вас хватит, или просто потерять стимул для этого и перестать заниматься уходом с таким тщанием. Но вы не умрете и не заболеете.

Например, курение это не привычка, а зависимость, вызывающая физиологическое привыкание и ломку разной степени тяжести в случае отказа. Можно приучить себя пить чай без сахара, но нельзя привыкнуть спать 4 часа в день, если ваш организм настойчиво требует больше часов для сна. Физические потребности не могут стать привычками. Если вы занимаетесь спортом так долго, что ваше тело приспособилось к постоянной активности, соответствующим выбросам гормонов и скорости обмена веществ, то вы физически будете себя плохо чувствовать, стоит вам пропустить несколько пробежек, или даже одну. Это уже не привычка, а потребность, такая же, как физический голод от недоедания. Удовлетворить ее можно только напрямую – объектом потребности, точно так же, как голод можно удовлетворить только пищей.

Манипулировать голодом, сном и сексом можно только очень аккуратно. Это первичные физиологические потребности и они нерегулируемы за определенными пределами. Можно приучить себя есть меньше, желудок послушно сократится, но вы должны быть готовы к чувству голода, и не сможете приучить тело не нуждаться в пище и не подавать сигнал об этом. Можно сменить график сна, спать два раза по 4 часа или четвертьчасовыми промежутками, но уменьшить вашу физиологическую потребность вы не сможете. График сексуальной жизни тоже не так прост, как кажется, поскольку помимо физиологической составляющей половая функция включает мощный моральный фактор, в просторечии называемый любовью или приятием. Мы хотим одного партнера и не желаем иметь ничего общего с другим, и привыкнуть к этому нельзя, как и испытывать сексуальное желание по расписанию.

Однако, множество жизненно важных вещей нам вполне по силам! Привычки это кирпичики, из которых строится наша жизнь, и мы вполне можем создать нужные и свести к минимуму те, что нам не по душе. Каждый из нас сам себе Пигмалион. Уж сидеть прямо и говорить правильно мы вполне можем научить себя сами.

A suivre…

Как начать писать маслом – 4. Как за это взяться?

Техника

Единой масляной техники нет, но есть общеупотребимая. Освоив ее хотя бы частично, вы сможете определить, продолжать ли вам в том же духе, совершенствуя академическую манеру, или перейти к более свободному стилю.

Прописка делается по сырому или сухому подмалевку, или прямо по грунту, как вам угодно. Если бы сейчас вы могли представить, какие огромные просторы открывает перед вами техника масляной живописи! Маслом пишут густо, пастозно, жирными мазками, которые даже создают рельеф на полотне, и в то же время можно писать жидко и тонко, как акварелью. Масляная живопись бывает гладкой и реалистичной, как фотография, а бывает жестко абстрактной, как страшный сон. Можно растирать краски до однородности, достигая совершенно натуралистичного эффекта, а можно брать кистью две или три краски и смешивать их прямо на холсте, делая мазок. А есть еще оптический эффект Делакруа, когда нужный цвет достигается не на полотне, а в восприятии зрителя. Можно писать прямо из тюбика, можно класть краски мастихином, можно размазывать их пальцем. Если вам не нравится, можно стирать тряпкой и соскребать шпателем, а можно подождать высыхания и написать заново прямо поверх неудачного опыта.

Исследуйте работы мастеров, ищите себе ориентиры в технике. Читайте, если вы начали писать, информация вам понадобится. Узнайте, наконец, что там за эффект Делакруа, о котором я упоминал. Ладно, я потом вам расскажу, если спросите. Попробуйте написать небольшие работы, подражая любимым мастерам. Крошечные, с две ваши ладони, этюды «как Моне», «как Гейнсборо», «как Делакруа» (да, опять он), еще никому не помешали.

Сюжет выбирайте свободно, масло вытерпит все. Учебных работ это касается в меньшей мере, но с другой стороны, вы у себя дома, а не в академической аудитории, запретить вам никто не может. Если вы мечтали украсить свою кухню изображением любимых продуктов, а гостиную ярким букетом, вы легко это сделаете. Если вы планировали написать портрет своей возлюбленной в смелой манере неоимпрессионизма, это тоже возможно. Если вас привлекают сюжетные композиции на любимые вами темы, изображение сказочных персонажей и мифических тварей, простор для деятельности открывается величайший.

Бояться вам нечего, это уж точно. Но приступайте к выбору сюжетов для работы только после того, как напишете несколько тренировочных работ и в полной мере оцените все свои предпочтения в техниках.

Как составить натюрморт

Кто сказал натюрморт? Почему натюрморт? Ужас какой, вы что, хотели писать натюрморты? Да ладно! Кому вообще это интересно, вашего внимания достойны исключительно эпические пейзажи и многофигурные композиции. Но если вы планируете до них добраться, начать все равно придется с натюрморта. Что не нами придумано, не нам и отменять. Натюрморт будет хорошей тренировочной площадкой и не отвлечет вас от работы излишней эмоциональностью натуры или вашим слишком трепетным отношением. Проработка техники и прочувствование материалов.

Я обещал вам плоды земли. Не так важно, когда вы рисовали последний раз, важно лишь то, что вы еще не писали маслом. Ваша первая работа будет называться «Один фрукт». Ну ладно, уговорили – «Два разноцветных фрукта, большой и маленький». Не слишком длинное название? Я всем рекомендую большое желтое яблоко и маленькое красное яблочко. Оригиналы могут взять апельсин и лайм, но яблоки проще.

Сразу намечу для вас следующие рубежи работы. После пары фруктов вам следует перейти к постановке из 3-4 предметов разной формы и разного цвета. Все разное. Никаких «Три стакана», «Яблоки на столе», «Коробочки чая». Оставьте на потом, если вам еще будет интересно, вы вернетесь к монопостановкам, когда вам будет что в них вложить.

Если вы никогда не рисовали вообще, начните с простой и скучной постановки. Не расстраивайтесь, соскучиться вам не удастся, масло вас развеселит и даже может довести до отчаяния, так что не бойтесь заскучать. Возьмите что-то круглое, например яблоко; что-то квадратное, например, коробочку; что-то цилиндрическое, например кружку; и что-нибудь более сложной формы – лимон, грушу, луковицу. Используйте плоскость светлого тона и задник нейтрального цвета, лучше серый. Предметы должны быть ярче плоскостей.

Поставьте предметы так, чтобы крупные предметы были позади, маленькие впереди, и не заслоняли друг друга сильно. Лучше всего для вашей работы будет, если самый маленький предмет будет самого яркого цвета. Но если так не получается, не зацикливайтесь. Это всего лишь ваша учебная работа номер два или три, если она получится, вы будете выставлять ее на кухне, если нет, уберете в кладовку.

Не берите для первых работ стекло, у вас еще не так наметан глаз, чтобы адекватно передать его прозрачность и цвет. Не берите цветы, вы еще не знаете нужных приемов для изображения лепестков крупного цветка или пены мелких соцветий. Исключение составляет подсолнух. Нет постановки сложнее, чем роза в стеклянном стакане! Известные художники писали этот сюжет вовсе не для развлечения в перерывах между портретами, они ставили и решали сложные технические задачи. Успеете и вы.

Избегайте предметов слишком сложной формы. Простая чайная кружка – отлично. Изысканная кофейная чашечка – перебор. Избегайте черных предметов и драпировок сейчас и вообще. Избегайте предметов с рисунком – передать его вы еще не можете, а игнорировать еще рано. Исключение – цветные фрукты, яблоки с румяным боком, персики.

Избегайте предметов народных промыслов. Оставьте вышитое полотенце с каймой и плетеную бересту для своей последующей деятельности. Не думайте, что колоритные предметы вытянут вашу учебную работу за вас. Напротив, сложные фактуры, неумело переданные вами, обнажат полное отсутствие умения, а этот эффект способен напрочь отбить желание заниматься чем-либо. Лучше написать три простые постановки хорошо, чем одну сложную плохо, здесь как в танцах.

Формат первых работ должен быть маленьким. Не бойтесь, что вам негде будет разгуляться, лучше заполнять маленькое пространство плотно, чем монотонно красить большие плоскости. Я понимаю, что вы, как любой нормальный неофит, мечтаете о широкоформатной станковой живописи. Но начав с большой работы, вы напрочь и надолго отобьете себе желание этим заниматься, даже если найдете в себе силы заставить себя закончить ее. Вы устанете уже на стадии прокладки теней. Видите ли, сейчас вам потребуется некоторое количество самоконтроля, потому что над вами не стоит строгий ментор, который выгнал бы вас из класса, принеси вы на первый урок холст формата метр на полтора. Но вы же видите, что я вам только советую, нет повода не следовать совету.

Все великие… Ладно, не все. Да, я понимаю, что я в юности посещал Орсэ, а вы – Эрмитаж. Но ведь в Эрмитаже тоже были маленькие картины..? Да ладно, были! Был я в Эрмитаже, прекрасная коллекция импрессионистов. Впрочем, мы отвлеклись. По репродукциям на плакатах нам часто кажется, что великие живописные работы – большие работы. Это неверно. Видели вы Джоконду? Совершенно небольшая камерная работа! Просто удивительно, что там маэстро мог писать столько лет, но мы-то знаем, что он экспериментировал, решил технические задачи, оттачивал стиль. Да, есть «Свобода на баррикадах», и «Завтрак на траве», но есть и работы Ван Гога маленького размера.

На самом деле в больших работах для начинающего есть ряд чисто технических тонкостей. Дело не в том, что вам еще не по росту большие форматы, а в том, что вы еще с трудом смешиваете краски. Живопись – это работа с оттенками, а где вы найдете столько оттенков, чтобы заполнить большое пространство и при этом сохранить тоновые соотношения? Нет, не в коробке с красками на пятьдесят цветов. На самом деле достаточно было бы и трех основных цветов, плюс белила, так учит писать один из мастеров, я бездарно забыл кто именно, но если вы купите его книгу, то поймете, а если нет, то вряд ли фамилия вас выручит. Но я же не могу обречь вас на такое, пользуйтесь ради бога хотя бы восемью красками из своих двенадцати. Даже если вы пишете монохромную работу одной умброй с белилами, большие форматы будут слишком монотонными. Сможете вы найти на палитре и положить на холст такое количество разнообразных, не сливающихся друг с другом мазков, сколько положил Моне на холст «Кувшинки»? Рассмотрите повнимательнее, если сомневаетесь.

Великие работы большой живописи не всегда большие по размеру работы. Я открою вам этот секрет на словах, но на деле вы должны попробовать воплотить его сами. Великие работы маленького формата кажутся нам большими, потому что они написаны, как большие.

Разве кажутся вам маленькими работы Ван Гога? Почему я все время вам напоминаю Ван Гога, будто никто не писал маслом кроме него? Почему я постоянно привожу его пример, хотя Ван Гог не получил ни художественного образования, ни признания при жизни? Самоучка, неудачник, экспериментатор. Да потому что его маленькие форматы заключают в себе столько силы, столько эмоциональной мощи, и так мало академического общепринятого, что могут служить источником огромной поддержки для любого начинающего живописца.

К тому же Ван Гог для меня олицетворяет еще одну важнейшую особенность масляной живописи. Она совершенно не зависит от рисунка. В чем разница..? Рисунок это то, что нарисовано, это форма и положение предметов. Живопись это то, что написано, это цвета и оттенки, свет и тени, мазок и манера. И тут живопись главнее, потому что интересная живописная проработка легко вытягивает даже неточный и неумелый рисунок. Но даже самый верный и совершенный рисунок не сделает скучную раскраску живописным шедевром. Это отличный повод не комплексовать, если у вас кривые руки и желание рисовать прямые линии. Я например, не комплексую.

Чтобы быть хорошим и даже отличным маслописцем, не нужно быть прекрасным рисовальщиком, и это прекрасно! Об этом прекрасно написано Ирвингом Стоуном в книге «Жажда жизни«:

«– Я сам сделал несколько набросков, – сказал он, – и три рисунка принес показать вам. Не будете ли вы так любезны сказать мне, что вы о них думаете? 

Питерсен поморщился, он хорошо знал, что разбирать работу начинающего – задача неблагодарная. Тем не менее он поставил рисунки на мольберт и, отойдя подальше, стал внимательно их разглядывать. Винсент мгновенно увидел свои рисунки глазами Питерсена и с горечью понял, как они беспомощны. 

– Сразу видно, – сказал, помолчав, Питерсен, – что вы рисовали, стоя слишком близко к натуре. Ведь так? 

– Да, я не мог иначе. Мне приходилось рисовать по большей части в тесных шахтерских хижинах.

– Понятно. Вот почему в ваших рисунках такие огрехи в перспективе. А вы не могли бы найти для работы такое место, где можно стоять подальше от натуры? Вы видели бы ее гораздо яснее, уверяю вас.

– Там есть и довольно большие хижины. Я мог бы недорого снять одну из них под мастерскую.

– Превосходная мысль. – Питерсен опять умолк, а потом спросил с некоторым усилием: – Вы когда-нибудь учились рисунку? Рисовали лицо по квадратам? Пропорции вы соблюдаете?

Винсент покраснел.

– Я ничего не умею. Видите ли, меня никто ничему не учил. Мне казалось, что надо только решиться и рисовать, вот и все.

– О нет, – грустно возразил Питерсен. – Вам прежде всего необходимо овладеть элементарной техникой, и тогда дело пойдет. Дайте я покажу вам ваши ошибки вот на этом рисунке с женщиной.

Он взял линейку, разбил фигуру на квадраты и показал, как искажены у Винсента пропорции, а затем, все время давая пояснения, начал сам перерисовывать голову. Он работал почти целый час, а закончив, отступил на несколько шагов, оглядел рисунок и сказал:

– Ну, вот, теперь мы, пожалуй, нарисовали фигуру правильно.

Винсент встал рядом с ним и всмотрелся в рисунок. Старуха была нарисована правильно, с соблюдением всех пропорций, в этом сомневаться не приходилось. Но это была уже не жена углекопа, не жительница Боринажа, собирающая терриль. Это была просто женщина, отлично нарисованная женщина, нагнувшаяся к земле. Не сказав ни слова, Винсент подошел к мольберту, поставил рядом с исправленным рисунком рисунок женщины у печки и снова встал за плечом Питерсена.

– Гм, – задумчиво хмыкнул тот. – Я понимаю, что вы хотите сказать. Я нарисовал ее по всем правилам, но она потеряла всякую характерность.

Они долго стояли рядом, глядя на мольберт.

– А вы знаете, Винсент, – внезапно вырвалось у Питерсена, – эта женщина у печки недурна. Право же, совсем недурна. Техника рисунка ужасная, пропорций никаких, с лицом бог знает что творится. Собственно, лица совсем нет. Но вы что-то уловили. Что-то такое, чего я не могу понять. А вы понимаете, Винсент?

– Нет, не понимаю. Я просто-напросто рисовал ее такой, какой видел.

Теперь к мольберту подошел Питерсен. Передвинув женщину у печки на середину, он снял с мольберта исправленный им рисунок и бросил его в корзинку.

– Вы не возражаете? – спросил он Винсента. – Ведь я его, все равно испортил.

Питерсен и Винсент сели рядом. Питерсен много раз порывался что-то сказать, но не находил слов и замолкал.

– Винсент, – заговорил он наконец, – я удивляюсь самому себе, но должен признаться, что эта женщина мне почти нравится. Сначала она показалась мне ужасной, но есть в ней нечто такое, что западает в душу.

– Почему же вы удивляетесь себе?

– Да потому, что она не должна мне нравиться. Тут все неправильно, все до последнего штриха! Если бы вы хоть немного поучились в художественной школе, вы бы изорвали этот набросок и начали все снова. А все-таки женщина чем—то меня трогает. Я готов поклясться, что где-то ее видел.

– Может быть, вы видели ее в Боринаже? – простодушно спросил Винсент.

Питерсен бросил на него быстрый взгляд, чтобы удостовериться, всерьез он говорит или шутит.

– Да, пожалуй, так оно в есть. Она ведь у вас безликая. Это не какая-то определенная женщина, а жительница Боринажа вообще. Вы ухватили, Винсент, самый дух, самую душу шахтерских женщин, а это в тысячу раз важнее правильной техники рисунка. Да, мне нравится ваша женщина. Она мне что-то говорит.

Винсент ждал, дрожа от волнения. Ведь Питерсен опытный художник, профессионал… Вот если бы он попросил подарить этот рисунок, раз он ему действительно нравится!

– Вы не подарите мне его, Винсент? Я с удовольствием повесил бы его на стене. Мне кажется, мы будем с этой женщиной добрыми друзьями.»

А почему, собственно, NO?

 Il cappuccino prima del pranzo no, cari amici russi

А почему, собственно? В Риме делай, как римляне? Есть какой-то закон? Это оскорбляет ваше чувство La Bella Vita? В целом я согласен с автором следующего ответа:

«Io credo che una persona di qualunque nazionalità possa bere quello che vuole quando vuole

Мало того, эту формулу я распространяю этот принцип на все сферы жизни.

Сейчас, с наступлением лета, русский сектор взрывается поучениями нерядовым гражданам, о том, как следует одеваться, с примерами рядовых граждан. Поскольку для меня очевидно, что рядовые российские граждане не читают интернет и вообще к нему не относятся, то неясно какой вообще смысл постить их фото с кошачьими лицами в позорящих инструкциях.

Пишут такие инструкции все, кому не лень. Не лень многим — от блогеров-тысячников до скромных юзеров. Как известно, учить, лечить и в футбол играть здесь все умеют. Вот и формулировки, которыми авторы поучающих пособий клеймят свой народ, удивительно однообразны:
— Это уродливая одежда, я считаю что это уродливо и потому все должны так считать; мода? нет, не слышал.
— Нельзя так носить, если вы толстый/худой/девушка/толстая девушка — это только для идеальных людей.
— Так не носят в Ницце, а потому и нигде нельзя, ведь это закон.

А почему, собственно? Почему нельзя?

Вас оскорбляет вид бретелек женского бюстгальтера? Вид чужого зада, торчащего из джинсов наклонившегося парня или задравшаяся юбчонка девушки? Простите, но тот, кто заглядывает в чужие джинсы, должен быть готов к тому, что увидит там белье или его отсутствие. Тот, кто опустил взгляд в вырез женского платья, должен быть готов, что увидит там детали бюстгальтера. Какое вам дело до чужого исподнего, следите за своим. Если оно вам не нравится — не смотрите на него. Если девушка старше восемнадцати надевает неподходящий (по вашему мнению!) к блузке бюстгалтер, то это ее личное дело. Если ей меньше восемнадцати — это касается ее родителей и только, никак не вас. Если вы точно знаете как надо, следите за собой. Если вы точно знаете, что над топом-бандо не должно быть видно бретелек бюстгалтера, что кружевной лифчик не носят с футболкой, что белый бюстгальтер это недопустимый грех — я рад за вас, вся мировая общественность ликует, так и делайте.

Не мной сказано: «Если вам не нравятся гомосексуальные браки — не вступайте в них.»
То же самое относится к бретелькам бюстгальтера.

Что касается вашего тонкого мироощущения и чувства прекрасного. Если вас оскорбляет вид складок на жирных боках окружающих, кривые тощие ноги, небритые части тела или неприбранные волосы окружающих — чья это проблема? Ваша или их? Вы должны следить за направлением своего взгляда или они должны следить за тем, чтобы их внешний вид услаждал ваш взгляд? Вы, простите, римский император? Нет? Это было очевидно.

Если глядя вокруг себя вы приходите в уныние от окружающих вас жирных, неопрятных и безвкусных людей, я знаю что вам делать. После того, как вы посмотрите в зеркало, задумайтесь кто вы и где вы живете, как так оказалось, что такого прекрасного, утонченного и возвышенного человека, как вы, окружает это омерзительное быдло?

Напомню, что «одного полета птицы любят стаями водиться».

Велика вероятность, что вы один из них, и поскольку вы находитесь в толпе себе подобных, то принадлежите к ней.

Вторая статистическая причина вашего повышенного внимания к чужому несовершенству возможно лежит там же, где гомофобия футбольных фанатов. Вы меня поняли..? Я надеюсь, потому что совершенно не собирался раскрывать эту тему в данной статье. Общеизвестно, что все люди видят разное, глядя на одно и то же. Если вы везде видите пороки, изъяны и несовершенства, то почему вас так тянет на эту тему?

И кстати, вы приверженец строгих течений ислама? Если так, то да, вы вправе искренне считать, что так нельзя. Но есть одна маленькая поправка: если вы при этом живете на в исламской республике, а в демократическом государстве, даже если вся демократия заключена в статьях конституции, то все ваши представления о дозволенном должны оставаться в пределах вашей головы, в крайнем случае — вашей семьи. Единственные люди, которым вы можете навязывать свои представления о прекрасном в любой форме — это ваша финансово зависимая от вас жена и ваши несовершеннолетние дети, живущие с вами и находящиеся на вашем обеспечении. Все остальные граждане для вас и вашей морали недосягаемы.

Вас оскорбляют в ваших лучших чувствах носки под сандалии и шлепанцы? Вы опубликовали или перепостили материал, проиллюстрированный фотографиями богатых людей на яхтах, и их дорогих лоуферов и топ-сайдеров на босу ногу? Нет проблем — переезжайте поближе к Ницце, где ваше чувство прекрасного будут лелеять стильно одетые знаменитости. Однако, если дальше Шухободи вы никогда не бывали и искренне путаете туризм с эмиграцией, то есть уверены, что в Милане по улицам ходят одни топ-модели обоих полов, то может вам лучше сначала поехать в ознакомительную поездку, а то вы и из Милана начнете строчить обличительные указания о наглом разврате безвкусице и кричащей вульгарности окружающих. Им-то нет до вас дела. Причем нет им дела до вас ни в Милане, ни в родной Шухободи. И они правы.

Все люди имеют право жить, спать и одеваться так, как они считают нужным.

Они, а не вы и не модные критики. И если эти люди хотят носить носки под шлепанцы, бюстгалтер поверх рубашки, разноцветные бутсы, а вы это не приемлете, то вы имеете полное право не приемлеть этого и дальше, но никакого права доносить ваше отвращение до них в директивной форме. Вы, похоже, заигрались в ток-шоу, если думаете что имеете право учить страну одеваться. Ваше мнение интересует только того, кто о нем вас спрашивает. Это относится к интернет-сообществам, где все желающие могут узнать мнение о своем виде от всех критиков. Критерии их оценок — в следующем материале.

Старый балахон и унылый хвост на затылке? Туфли для стриптиза и торчащие бретельки? Толстые попы и кривые ноги в шортах? Конечно да! И кроме обладателей этих достоинств это никого не касается. Кому не нравится — пусть не смотрит.

Закончить могу только высказыванием, которое часто приписывают Вольтеру: «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать»