Архив меток » праздник «

Это не генеральная репетиция. Это жизнь.

Не Адвент

Каждый раз, когда я выкладываю новую сказку или отрывок, кто-то из читателей непременно напишет: а когда же когда все остальное? а что дальше?

Это приятно. И раздражает.

Приятно, как любому приятно признание его деятельности. Конечно, если люди просят еще, значит им нравится. Казалось бы, живи да радуйся, пиши да выноси. Но как же несказанно раздражает, когда люди не прочитав с толком, с чувством, кричат «пиши еще!», а сами еще не догадались, о ком шла речь в тексте. Напихали полные рты смыслов и прожевать не могут. Почему бы не прочитать еще раз, не осмыслить прочитанное, почему не соотнести коротенький – три печатных страницы – текст сказки с предыдущими сказками сборника? Почему не поискать промелькнувшего героя в предыдущих историях и сравнить, придать ему объем? Кто выписывает имена на листочек? Вы и вы, причем один их них – я сам.

Но нет. Читатель хочет книжку пожирнее, объем его не пугает. Читатель хочет читать, что собственно и логично. Думать читатель не хочет. Неинтересно ему думать, он хочет читать. Поглощать глазами слова и пропихивать глубже строчки. Он голоден, ему мало, он пожирает страницы и буквы горят под его взглядом. Скорее, скорее, узнать что будет дальше. Читателя возможно вполне устроило бы краткое изложение сборника. А может и нет, потому что только раз меня спросили – а он совсем умер? И ни разу – он умрет?

Так вот, поэтому у ортодоксов нет и никогда не бывает Адвента.

Потому что в этой культуре умение ждать, предвкушать, наслаждаться ожиданием так же не принято, не выработано, не закреплено генетически, как и способность вдумчиво читать и перечитывать сказку в ожидании новой. Культура желания это то, о чем я собираюсь много писать. И да, культура желания во многом вырабатывается привычкой ожидания.

Дайте все сразу, и побольше, вот только как. Все хотят увидеть плоды своего труда сразу. Они не сажают яблони, потому что хотят яблок, а не поливать деревья. Они требуют предложения руки и сердца на следующий день после знакомства. Они форсируют свои отношения, тянут ростки пальцами вверх, а потом удивляются, что из зарождающееся нежное чувство, тонкое, как росток на грядке, не выдерживает такого давления и погибает, не дав плода. Не думал я, что произнесу эти слова – но благослови Господь Мартина Лютера, сказавшего нам, что даже если конец света наступит завтра, сегодня он еще посадит свою яблоню. Я бы тоже посадил теперь, когда Апокалипсис обманул меня.

И да, меня часто спрашивают мои друзья – разве не пора уже..? И всегда мой ответ: нет, не пора, еще рано, всему свое время. Имейте терпение, каждый процесс должен закончиться, реакция произойти, плод созреть. Пивовары и пекари, помимо алхимиков и зельеваров во главе с профессором нашим Снейпом, лучше прочих знают, как опасно и вредно вмешиваться в процесс брожения, созревания, дистилляции. Как неблаготворно сказываются на хлебе и пиве добавки катализаторов, ускоряющих реакцию в котле. Да, скорость нашей жизни повысилась, но боюсь что мы остались теми же, что и тысячи лет назад. Мы до сих пор жуем четыре сюжета Борхеса или семь сюжетов Букера, и никуда не можем уйти ни от басен Эзопа, ни от саг Гомера, ни от пьес Шекспира. Вся наша культура оказывается обусловлена ограниченным количеством ситуаций, в которые мы можем попасть. И да, когда-нибудь человечеству не останется ничего другого, кроме как переписывать заново собрание сочинений Шекспира.

Но нет, публика хочет насобирать конфет побольше, чтобы потом сразу все сожрать. Дождаться книги, чтобы читать запоем. Второпях, перелистывая страницы, спеша узнать в лихорадке – что дальше. Безразлично что жизнь сейчас, что потом может не захотеться пить, конфеты надоедят, автор через год-два станет неинтересен. Еще удивляться будете – что же вы такого находили в этих опусах. В этой приторной сладости молочного шоколада.

Все хорошо в свое время. В детстве каждая глава из повести в еженедельном альманахе была поводом для предвкушения, построения догадок, ожидания. Каждая серия Стар Трека в юности была долгожданной! Что же сейчас? Мы ждем выхода сериала, чтобы посмотреть все серии в один день. А как же ожидание и осмысление? А как же растянуть удовольствие? А как же смирить свое нетерпение и найти удовольствие в том, чтобы со вкусом насладиться тем, что есть сейчас?

У кого из вас вкус конфет связан с приятными воспоминаниями о детстве? О том, что марципаны были только перед Рождеством? О том, что имбирные пряники пекли только зимой? А теперь – кого тошнит от конфет, которыми вы объелись, дорвавшись?

Не все понимают, что у всех конфет вкус будет точно такой же, как у той, первой. Что одной конфеты достаточно, чтобы ощутить вкус всех конфет. Что медленно читать, наслаждаться, перечитать, задуматься, задать себе вопросы и попробовать найти ответы на них, может быть ничуть не менее увлекательно, а для многих и более, чем запойно глотать глазами текст, не вникая в его содержание. Бери больше, кидай дальше, отдыхай пока летит?

Но те, кто каждый год проходит путь календаря Адвента, всегда знает что за следующим окошком ему приготовлена новая конфета. Да, ее вкус такой же, как у вчерашней, а может быть и нет, но сегодня она есть и она прекрасна. А завтра будет новая. Каждый день будет прекрасен, потому что в нем есть конфета, а Рождество уже скоро.

Но вы упорно недовольны и ждете того дня, когда на вашей улице перевернется камаз с марципанами. Как будто это способно сделать вас счастливыми – гора краденых марципанов с места аварии. Максимум того, что вы получите от подобной катастрофы – расстройство пищеварения и пожизненное отвращение к марципанам, а еще неудовлетворенную жадность, потому что вы не сможете съесть все, что вам хотелось бы, это невозможно клинически.

Адвент говорит нам – будь доволен тем малым, что дает тебе этот день. И всегда желай большего, потому что новый день приносит нам новый кармашек и новый ресурс. Каждый день открывай новую дверь, написано на календаре Адвента. И да, каждый день действительно несет нам новую дверь, новые возможности, новый потенциал.

Пользуйся каждой возможностью сегодня, потому что завтра будет другой день, новенький, хрустящий, нераспечатанный и полный своих сюрпризов. Но если ты сегодня не возьмешь ресурс сегодняшнего дня, то в полночь он превратится в тыкву обнулится и будет сдан в архив. Со всеми своими возможностями, которые вы как будто бы отложили на будущее, а на самом деле просто преступно пренебрегли ими. У каждого дня свой потайной кармашек и свой неповторимый ресурс. Тот же самый или другой, может быть конфетный, а может быть в виде нового слова языка, который ты учишь. Возьми его и используй в том объеме, который он предусматривает, не жди когда будет больше.

Весь мир для меня давно стал огромным учебником иностранного языка, в котором на каждой странице меня ждет новый урок, другой урок. А иностранный язык, в отличие от физики, не выучишь за один день. Он требует планомерного аккуратного подхода, регулярности и внимания. Сегодня может быть это новое слово, а завтра стихи чтобы учить их наизусть, а потом текст для чтения или занимательный афоризм. Стоит ли претендовать на необъятное, когда в пределах досягаемости достаточное? Откуда взяться азарту?

Не надо обесценивать дары актуального дня только потому что сегодня жизнь дарит вам одну конфету, а вы хотите все конфеты мира, что намного больше, чем вы когда-либо сможете съесть – а значит, все равно что ничего. Насладитесь ею, она же стоит того.

И – да будет Адвент.

Нарядное платье – 4. Всегда!

Если у вас есть нарядное платье и оно вам нравится, то наверняка перед вами стоит вопрос – как часто вы можете его надевать? Какие поводы в жизни существуют для нарядного платья, от которого вы без ума и надевать которое у вас нет ни одного стоящего повода?

А что вы только что назвали стоящим поводом? Новогодний корпоратив, новогодняя ночь, свадьба друзей, выход в ресторан на свидание. И что, согласны ли вы считать, что поводы для этой восхитительной вещи закончены? Я категорически не согласен.

Обстоятельства сегодняшнего дня таковы, что темп нашей жизни стремительно ускорился вместе с ускорением нашего передвижения по миру и скоростью распространения информации. Плохая новость – у нас стало намного меньше времени на оценку окружающих. Хорошая новость – мода переменилась настолько, что оценить человека по одежде стало довольно просто, при условии, что он вступил в «клуб деклараторов» — то есть транслирует своей внешностью свои взгляды, чтобы окружающие сразу понимали что он за птица.

Теперь не всегда возможно переодеваться в течение дня, зато одеться можно как вашей душе угодно, а не строго в новинки этого сезона. Строгие дресс-коды остались только в некоторых областях жизни, и признаться, туда не так просто попасть обычному человеку, поэтому мы можем условно считать, что эти границы исчезли.

Мы отвыкли от взглядов. Мы не привыкли, что на нас смотрят, мы легко конфузимся от оценивающего пристального взгляда и с беспокойством осматриваем себя – не расстегнулось ли чего? Потом приходят тревожные мысли – я не слишком..? я выгляжу вызывающе..? Когда женщины отвыкают от того, что мужчины на них смотрят, мне это кажется тревожным симптомом для обоих полов и для социальной стабильности в обществе.

На работу теперь можно приходить не только в строгом костюме и при галстуке, но и с спортивной одежде. На свидание можно отправиться в джинсах и трикотажной кофточке. В ресторан и даже в театр позволительно зайти в небрежной повседневной одежде. Нам кажется, что этим мы сигнализируем миру о нашей легкости, непринужденности и как вы это назвали..? естественности, да. А на самом деле при втором отдалении мы получаем массу людей, одетых как прислуга – удобно для труда и без учета эстетики.

Ничто не вырабатывает привычку к одежде, кроме ношения этой одежды. Казалось бы очевидно, что пробегав всю жизнь в джинсах, ни мужчина, ни женщина не приспособятся в один миг к строгому костюму и нарядному платью и формальной обуви. Так рождается динамическое социальное деление – богатые и влиятельные люди в жесткой формальной одежде выглядят раскованными и естественными, а бедные, приодевшись по особому случаю в свои единственные праздничные наряды, чувствуют себя скованно и неловко. Здесь и мужчины, одевавшие костюм трижды в жизни – выпускной, собственная свадьба, свадьба детей, и женщины, которые с трудом идут на средних каблуках. Юноши и девушки, знавшие только удобный унисекс и безликий casual. Им всегда было удобно и требовался повод.

Но даже найдя этот повод, они выглядят смущенными и неуклюжими, им неловко внутри своей одежд и внимание окружающих приводят их в смятение, сказывается недостаток самоуверенности. Им чужды и непривычны эти чужие костюмы и незнакомом поведение, которого настойчиво требуют эти вещи. Голос строгого пиджака негромкий, но убийственно четкий, как английский гувернер, и он говорит – выпрями спину! Эти же слова шипит вечернее платье, и добавляет – не маши руками! А каблуки презрительно чеканят – что за походка! Выдержать эти голоса в непривычки непросто. А когда вы единственная прилично одетая персона в кафе, в клубе, на выставке и наконец в театре, выдержать социальное давление непросто. А уж если ваш спутник или компания, в которой вы находитесь, все как один одеты уровнем ниже, нежели вы, неловкость вызванная неуместностью может быть естественна при недостатке самоуверенности.

И конечно пока мы находимся внутри сложившейся статистической ситуации, нам кажется, что для нарядного платья нужен особенный повод. Очень особенный. Вот и получается, что наши нарядные вещи висят в шкафу годами невостребованные и выходят из моды раньше, чем мы успеваем сдать их в чистку.

Парадокс именно в том, что все стало можно, но ничего больше не хочется. Самое жуткое в этом понятия удобства и непринужденности, проникшие в наш гардероб.

Особенно ярко выражается трагедия у женщин. Они остро нуждаются в парадной одежде, мечтают о платье в пол где спина голая, но избегают возможности надевать такой наряд даже по самому торжественному случаю. Потому что должно быть «непринужденно», а значит попроще. Они хотели бы выглядеть как кинодивы 30-х, но они просто не знают, что под струящимся шелком на кинодивах жесткое закрытое конструктивно моделирующее белье, которое и делает их позы такими точеными, выверенными. И они не решаются, им сложно найти грань между парадно и вызывающе.

Люди стали бояться выглядеть стильно, оттуда и джинсы в театре, и топик с юбочкой там, где положено быть вечернему платью.

Хорошая новость – ваша жизнь зависит по большей части от вас. Плохая новость – вы за нее отвечаете. А это значит, что только вы принимаете решение об уместности того или иного наряда. Положительное или отрицательное, в любом случае решение должно быть вашим, а не навязанным извне. Даже если вы подчиняетесь какому-то укладу, традиции, это должно быть ваше осознанное решение, а не безысходная покорность.

Распространенное мнение о том, что нарядной одежде якобы нужен повод, очень сильно портит нам жизнь. Чтобы «уметь» носить нарядные вещи, их надо просто носить, динамический навык приходит только от практики. А также надо развить определенную уверенность в себе и нонконформизм, минимальные ассоциативные данные. Я даже не назову это артистизмом или эмпатией, просто элементарное ролевое сознание.

Возможно, ваши платья висят в шкафу, потому что либо если вы домохозяйка, либо вы ленивы. В году масса праздников, которые люди отмечают на работе — после Нового года идет 23 февраля, 8 марта, 9 мая, 7 ноября — хотя бы. Затем идут профессиональные праздники, отмечаемые в корпоративной среде. За ними Дни рождения начальства и сотрудников — отличный повод. И уже потом идут так называемые сделки – отметить контракт, например.

Если вам хочется надеть платье, достаточно за несколько дней обмолвиться об этом в коллективе за чашкой чая: в четверг у шефа именины, давайте придем нарядные? Не нужно вызывающего макияжа и аксессуаров, пиджак надетый на платье вполне уравновесит ваш образ, а на вопросы смело отвечайте: иду в театр вечером, собралась на свидание, ой я не из дома… Конечно для платья в пол с голой спиной рецепт не годится, но для большинства коктейльных платье – вполне, было бы желание. Вскоре за вами закрепится слава нарядной девушки и вы вообще никого не удивите.

Давайте честно — вы тоже боитесь того внимания и оценок, которые потянутся за шлейфом.

Помимо выпускного бала и свадьбы у всех людей есть еще свадьбы друзей и холостяцкие вечеринки. Люди все еще ходят на диско, проводят ночи в клубах, собираются на девишники, ужинают в кафе. А еще романтические свидания, концерт любимого исполнителя, поход в кафе, пусть даже просто на чашку кофе, прогулка с подругами, любой день, когда вам хочется поднять себе настроение!

Если наряд спутника вас печалит… Он не муж вам? Вы не сами подбирали ему костюм? Есть рецепт: сделайте вид, что вы с ним просто встретились по пути. Я не могу представить что мужчина идет в кроссовках туда, куда женщина идет в вечернем платье, но допускаю что так бывает. Будьте увереннее – пусть ему будет неловко за свою внешность. Вы принцесса, а он просто вам случайно повстречался, вы разговорились, и только.

Какие дивиденды вам принесет такая модель поведения?

В первую очередь, вы станете увереннее и спокойнее. Вас отныне не так-то просто смутить собственной кажущейся неуместностью, это все будут неуместны, а вы нет. Вы будете ориентироваться на себя и свое мнение, а не на уровень развития и конформности вашего окружения.

Следующим этапом будет изменения впечатления, которое вы будете производить. Мнение окружающих о вас изменится окончательно. За вами потянутся люди, у которых не хватило уверенности в собственной правоте, чтобы воплотить свои стремления. Вам будут завидовать те, кто так и не решился. И все незнакомцы будут знать, что вы не рабочая единица, вы человек с собственным мнением. Скоро вас начнут воспринимать, как девушку, которая всегда одета нарядно и выглядит на высоте. Вы прослывете особой, которая знает себе цену и не боится ее показывать. Вы и сами станете о себе так думать, а это дорогого стоит!

Торжественных поводов в вашей жизни ровно столько, сколько вы сами себе позволяете. Одни девушки и на свадьбу сестер приходят в джинсах и балетках, а для других даже заглянувшая в гости подруга становится значительным человеком, которого надо порадовать или даже поразить своей внешностью.

Не спрашивайте себя, как оденутся все остальные, если конечно вы не идете на костюмированную вечеринку в костюмах кроликов.

Задавайте себе вопрос – могу я надеть нечто более нарядное? Это повод для красивого платья? Предполагает ли это событие нарядный вид независимо от публики?

Даже если вы точно знаете, что на концерт придут заводские рабочие прямо с работы и одеты они будут не лучше, чем выходя за хлебом, отдавайте отчет, что вы идете на концерт, а не на родительское собрание. Впрочем, чем не повод родительское собрание, когда женщине необходимо продемонстрировать новее платье!

Ужин вдвоем становится романтическим свиданием не за счет бутылки вина, а засчет вашей внешности, которая сигналит спутнику о том, какое именно значение вы придаете тому, что вы с ним находитесь наедине.

Встреча выпускников становится не рядовыми посиделками со школьными воспоминаниями, а торжественным событием и дополнительной демонстрацией возможностей. Покажите им, что они важны для вас! А может быть, вы всегда так одеваетесь! Вы же хотите, чтобы ваша школьная симпатия кусала локти? Конечно да!

Неужели вы готовы променять эти прекрасные чудеса на относительное пассивное удобство?

C’est tout

Нарядное платье – 3. Компромиссы в беспощадной борьбе

Если у вас все совсем плохо и нет никакой надежды, то конечно вам потребуются компромиссы. Вы наверняка шли на них раньше и возможно будете идти еще и еще раз.

Эти компромиссы называются – casual look и little black dress.


Casual look это то платье, в котором вы можете прийти в офис. Для праздника вы можете его украсить и дополнить аксессуарами, но знайте, что вы ступаете на скользкую поверхность. Вы должны быть так осторожны, словно идете по тонкому льду.

У платья типа casual look что-то, а скорее всего всё, недостаточно празднично. Оно может быть трикотажным, твидовым, серым, закрытым, строгим. А вы можете пытаться оживить его яркими аксессуарами, туфлями, украшениями. В результате вы выглядите как правило нарочито принарядившейся, и вместе с тем недостаточно свежей и нарядной. А другого эффекта достичь практически невозможно. Если платье годится для офиса, уместным в атмосфере праздника ему не быть никогда.

Вы можете попытаться, конечно. Если у платья глубокий сочный свет – черный, вишневый, синий – то оно небезнадежно. Тщательно подбирайте к нему блестящую бижутерию, потому что любые рустикальные украшения его убьют, сбив градус торжественности. Если платье тусклого цвета предполагает пояс, замените его на нарядный и яркий, но проследите чтобы яркий пояс не обесцветил платье. Если платье просто недотягивает до коктейльного по степени дерзости, добавьте активные по цвету аксессуары – палантин, бижутерию, обувь, сумочку. Никаких черных колготок, только светлые и тонкие. На грани можете попробовать гипюровые колготки с рисунком, если у вас отличные ноги, то не стоит этого скрывать.

Little black dress – второй капкан, в который кто только уже не попадался. Начнем с того, что мало кто видел этого зверя живым. То, что вам продают в магазинах последние годы не более чем фантазии на тему, вы сами можете нарисовать десяток таких по трем словам. Как правило little black dress это черное платье-футляр чуть выше колена. В последнее время существуют только модификации на тему рукавов, выреза и отделки. Нет больше единого образа little black dress. Поэтому обратимся к вариациям.

Сегодняшнее little black dress это далеко не то little black dress, что было раньше. Каких вариантов только нет – на одно плечо, с рукавами и без, с голой спиной, с американской проймой, в общем любой фасон, простирающийся от линии груди до колена вписывается в формат little black dress. Любые фасонные линии и любая отделка. Десять рядов оборок, покрывающих все платье или вышивка стеклярусом, швы принцесс, дубляж кружевом, гипюровые вставки.

Если вам удалось найти черное коктейльное платье типа little black dress, можете брать смело, если черный вам к лицу. Ему понадобятся минимально капризные аксессуары, и если вы не будете выглядеть сногсшибательно, то уж впечатляюще точно. Little black dress такого разряда есть своего рода гарантия того, что вы будете выглядеть по крайней мере прилично, даже если не потратитесь на аксессуары. Добавьте цвета и смело дефилируйте. Без изысков, конечно и без претензии на оригинальность и особенный вкус, но по крайней мере пристойно с гарантией.

Но знайте, что это опасный путь. Довести аксессуарами обычное платье до торжественного невозможно. Да, вы будете выглядеть прилично, но никогда не потрясающе. Праздничное платье это ваше все, оно делает ваш образ и только оно. Никакая сумочка не сделает ткань мерцающей, покрой изысканным, отделку ослепительной. Даже Золушке не пришло бы в голову украсить свое рубище оборками и накинуть палантин на плечи, чтобы пойти на бал. Она безнадежно осталась дома именно потому, что ей не в чем было туда отправиться.

Я ни в коем случае не убеждаю вас оставаться дома! Нет, вы непременно должны быть на балу! Пусть даже вы будете в самом простом платье, обязательно идите! Нет ни одного повода остаться дома, когда вы приглашены на праздник! Впрочем, один есть – не закрывшиеся следы пластической операции, их пожалуй не стоит демонстрировать публике, каким бы роскошным нарядом вы ни располагали.

Но вы знаете мою позицию – никогда не обманывать себя. Вы должны знать правду. Вы должны ясно осознавать, что вы одеты к примеру скромно, или мило, или напротив – вызывающе, дерзко, на грани приличия. Это знание незаменимо, руководствуясь им вы выстраиваете свою линию поведения. Вы же понимаете, что если вы одеты всего лишь мило, то ваша дерзкая манера ничем не будет подкреплена и будет выглядеть неуместно. Если же вы одеты так, что Леди Гага уже сняла вас на мобильник, чтобы повторить ваш наряд в следующем концерте, то потупленные глаза и скромная улыбка это не то, чего ждут от вас окружающие. Не разочаровывайте их, декларация вашего наряда должна совпадать с декларацией вашего поведения.

Ваш внешний вид должен давать понять аудитории, чего от вас ждать. Кем вы хотите выглядеть в глазах окружающих? Темп жизни ускорился настолько, что у нас нет времени на выяснения нюансов вашего внутреннего мира, люди жаждут прочитать вас с первого взгляда, так дайте им такую возможность. Вы действительно так скучны и серы, как ваше скромное платьице? Вы на самом деле такая старомодная особа, как ваш круглый воротничок? Или за тусклой тканью бьется страстное сердце? Но кто по вашему расчету должен его разглядеть? Дайте нам возможность увидеть вас во всей вашей красе!

A suivre…

Нарядное платье – 2. Нет никакого завтра!

Коктейльное платье это как правило короткое платье. И это то платье, которое вы можете себе представить в самых смелых мечтах. Короткое, декольтированное, открытое, блестящее, с разрезами, оборками, смелым принтом, вышивкой и стеклярусом. Любое, за исключение нескольких ограничений: не глухое, не тусклое, не скучное. Оно намного менее формально, чем торжественное вечернее платье, и именно поэтому больше подходит для корпоративного праздника.

Коктейльному платью позволено все то, что невозможно в вечернем. Вы можете хохотать, перебрать, сидеть на стойке и плясать на столе. Можете радикально сменить его характер обувью и аксессуарами. Коктейльное платье вытерпит любые замены – шифонового пояса на кожаный, шпилек на рустикальные сапоги, драгоценностей на украшения, прически и макияжа на утреннюю встрепанность. Оно конечно же имеет свой характер, но он у него такой же, как у вас!

      
Легко выбрать, легко купить, легко носить. Дайте себе волю. Раскрепостите свои самые смелые мечты, вы идете на праздник. Смелее, это вас не убьет. В конце концов платья такого типа вы носите каждый день. А если нет, что из того? Все остальные носят! И вы никак не станете посмешищем года, если обратите внимание на то, что остальные давно ввели в правило. Коктейльное платье – это тот вариант торжественного и вместе с тем насущного наряда, который понадобится вам для каждого праздника в году и каждого дня, когда вы нуждаетесь в чем-то экстренно-прекрасном.

Коктейльное платье конечно же не повседневное платье. Оно яркое, броское, вызывающее своей красотой. Оно подчеркнуто нарядное. Никому в голову не придет, что в нем можно пойти на работу, если после этого у вас не назначено свидание. Если вы пришли в нем утром, то возможно вы выдали себя с головой.

Поэтому никакое скромное платье утилитарного кроя и смягченной расцветки не может быть коктейльным. У того, что вам нужно и цвет чуть ярче, и длина отличается, и ткань более гладкая, с дорогой фактурой. Это если вы скромница. Если же смирение – не ваша добродетель, то вы и так уже взяли в примерочную пять или шесть вызывающих коротких, узких и разнообразно вырезанных платьица со стразами и вышивкой.

Никаких шерстяных тканей, хлопковых сарафанов и трикотажа, конечно же здесь тоже допустить нельзя. Или такнь сама по себе должна быть дорогой, фактурной, или по крайней мере имитировать дороговизну, как бижутерия имитирует драгоценности. Атласный блеск, пайетки, шифон, ткани-стретч будут как нельзя более кстати. Причем где вы еще в нашей жизни сможете применить все эти вызывающие и аляповатые фактуры? Куда еще вы сможете пойти в кусочке шифона с тремя рюшами, двумя швами и пятью тысячами страз? Вы не имеете права сейчас упустить эту возможность. Не бойтесь перегнуть, именно сейчас это вряд ли возможно.

Коктейльное платье очень гибкое. Оно будет действительно тем, чем вы хотите его видеть и тем, в чем вы нуждаетесь. Никакие вещи при достаточной поддержке не вступят с ним в конфликт. И подбирать его ипостась вы будете сами. Обувь которая вам нравится, или которая вам удобна. Драгоценности, украшения в натуральном стиле или стеклянная бижутерия в разные моменты заставят его выглядеть иначе до неузнаваемости. Макияж клубной стервы или полная имитация натуральной умытости, короткие красные ногти, французский маникюр или накладные кинжалы, все будет уместно.

Если вы наденете формальные нарядные туфли и тонкие колготки, подберете изящные украшения и кокетливую прическу, то сможете пойти на торжественный прием в префектуре. В таком случае ваше решение поддержит изысканный маникюр и аккуратный макияж.

Если вам предстоит вечеринка в горном шале, то партнерами платья легко станут сапоги и гольфы, надетые поверх колготок, рустикальный ремень на бедрах и крупные браслеты. Нейтральный маникюр и макияж в естественных тонах, непринужденная прическа и вы уже не только достаточно нарядны, но и уместны в неформальной обстановке.

Если ваш план – стать звездой дискотеки на девичнике, то доставайте из вашей шкатулки самую крупную и яркую бижутерию, и надевайте все сразу. Вызывающая обувь, будь это лаковые сапоги или туфли в заклепках сейчас самое то что вам нужно. Фактурные колготки с рисунком или в сеточку, яркий лак на ногтях, стразы, цветные пряди в волосах, серьга в губе поверх алой помады, тени с блестками – все для вас и все уместно.

Предпраздничный день на работе? Плотные колготки, чуть ярче помада и одно украшение придадут вам необходимую праздничность, но не более того.

И все это сделает для вас одно платье. Всего одно. Вам осталось его правильно купить. И это должно быть только по любви.

Поначалу чтобы разогреться вам помогут модные журналы и каталоги, там вы сможете определить модели, которые вам нравятся, актуальные силуэты, модные цвета. Нередко там же будет указано предложение магазина и цена, так что этим же все может и закончиться.

Тем не менее, чего мировой производитель не произвел, того вы и не купите, это точно. Поэтому в итоге все упрется в ассортимент магазинов. И тут вам придется приложить усилия. Эти усилия окупятся временем, когда вы будете свое платье надевать, так что не скупитесь на еще одну примерку, еще один салон, еще один вариант расцветки.

Хотя бы две детали в коктейльном платье должны быть выше по параметрам, чем в обычном. Цвет, длина, материал, фасон, отделка – выберите два параметра наиболее приемлемых для вас и обыграйте ими ваши достоинства.

Ищите свой силуэт, он подчас бывает важнее отделки и цвета. Ищите цвет, которым не только нравится визуально, но и к лицу. Избегайте тусклых, скромных, офисных цветов.

Спросите себя стоя перед зеркалом – смогу я прийти в этой в офис? Правильный ответ: Разумеется нет!

Спросите себя – может быть это чересчур вызывающе? Правильный ответ: Да, конечно!

Спросите себя – но мне это нравится? И если да – покупайте.

Если платье приталенное и яркого цвета, то оно с большой долей вероятности уже достаточно нарядно. Если нет глубокого выреза или длина не мини, то это должно компенсироваться расцветкой или отделкой – ряды оборок, бахрома, крупный принт. Если форма платья мешковатая, то ему нужны другие акценты – блеск, дорогая ткань, броские аксессуары.

Если глубокий вырез для вас по каким-то причинам неприемлем, пусть платье будет без рукавов или короткие. Если в узкой юбке вы чувствуете себя скованно, ищите юбки-солнца и юбки из полос. Если вы хотите соблюсти градус формальности, ищите плотную ткань и строгий крой, но пусть тогда вырез будет глубже. Тонкая талия ваша гордость? Ищите модели с яркими поясами. Если у вас умопомрачительные ноги, откройте их насколько это возможно.

Поймите, жизнь такая короткая, что вы должны пользоваться каждой ее возможностью, каждым предложением. Через десять лет вы не сможете надеть это и отправиться на танцы, вам понадобится совсем другая одежда. Живите свою жизнь сейчас, не откладывайте ничего на будущее, его может не быть. Жизнь непредсказуема, возможно через пару лет вам понадобится репетировать большой поклон, выполняемый перед королем Швеции, а может быть в вашем шкафу будут только комбинезоны для беременных. А платье вам нужно сейчас и купите же его немедленно.

A suivre…

Нарядное платье – 1. Утро вечера мудренее

Проблема новогоднего праздника и наряда, подходящего для новогодней ночи, является по моим наблюдениям одной из самых острых проблем.

Вероятно, потому что это для большинства женщин это единственная возможность продемонстрировать городу и миру свои прелести, которая предоставляется им в течение года. Новый год в России действительно главный праздник. Поэтому новогодний наряд это большая проблема для тех, кому с большой долей вероятности не представится другой возможности надеть его ни в течение наступающего года, ни на следующую новогоднюю ночь.

Поэтому противоборство основных векторов – роскоши и рациональности – как нельзя более обостряется именно в момент выбора платья.

Платье!


Если мы будем честны, а мы должны быть честны по крайней мере с собой, то должны будем признать, что брюки не могут быть нарядной одеждой для женщины в принципе, а юбка невыносимо сбивает градус торжественности, переводя любую сцену в обстановку неформальности, которая на новогоднем балу неуместна.

Только платье способно сделать образ цельным и гармоничным, и достаточно торжественным при этом. Самое простое офисное платье, дополненное аксессуарами, соответствующими тому впечатлению, которое вы хотите произвести, будет уместнее, чем самый дерзкий брючный костюм и подчеркнуто формальнее, чем комплект с юбкой. Исключение могут составить комплекты юбки и топа или корсета, имитирующие платье, но поскольку имитация всегда проигрывает оригиналу, мы их скидываем со счетов.

Выбирая платье для новогоднего приема – или любого другого торжественного события – давайте освежим классификацию. Нарядное платье может быть вечерним или коктейльным.

Вечернее платье – всегда только длинное платье. Оно может быть сильно декольтировано на груди и на спине, а может быть закрытым или иметь американскую пройму. Может быть с открытыми плечами корсетного типа или с рукавами различного рисунка. Может иметь разрез или быть сплошным. Юбка широкая или узкая. В высшей точке своего развития вечернее платье как тип стремится к образцам барокко – корсетный лиф, декольте, кринолин. И именно поэтому такое платье стремительно вышло из употребления. В России это до сих пор традиционное платье невесты, выгодное производителю и продавцу, и желанное для невест особенно по причине своей нереальной торжественности.

Если вам предстоит официальный прием, на котором мужчины будут в смокингах или хотя бы в костюмах, если вы уверены в обстановке и окружении, если вам не грозит ужасающе выбиться из стиля вечеринки или вы просто вызывающе смелы, если вы чувствуете в себе силы достойно донести вечернее платье до окончание праздника и не потерять лицо, если вы не боитесь, что влезете на стойку или позволите лишнего, если у вас в ходу шпильки и бриллианты, то ваш вариант – вечернее великолепие.

Вечернее платье не потерпит грубых украшений, только изысканные драгоценности. Забудьте о скромных туфлях на спокойном каблуке, вашей обувью могут быть только самые нарядные туфли на шпильке. Ваш макияж и прическа должны быть безупречны и выдержаны в стиле платья, любое стилистическое несоответствие разрушит весь образ. Ваша сумочка должны быть только бальной, крошечной и нарядной. Возможно, вам понадобятся перчатки, но учтите, что их придется вписать в ансамбль, а значит – нести до конца. Вы не сможете небрежно скинуть их, когда вам станет жарко. Вы вообще больше ничего не сможете сделать небрежно. Вечернее платье предполагает конструктивно безупречное белье. Никакие заметные резинки, выступающий декор, выбившаяся бретелька не имеют право на существование. И на вас должны быть чулки, а не колготки. Без вариантов, если вы надеваете колготки, то заваливаете весь свой вид и всю подачу.

Вечернее платье это высота, требующая покорения и без жертв вы не обойдетесь. Вам придется быть безупречной, иначе вы будете всего лишь смешны и жалки. Ничто не выглядит так глупо и неуместно, как попытки взгромоздиться на недосягаемые высоты, которые недоступны просто в силу обстоятельств. Хуже этого может быть только появление в торжественном наряде на неформальной студенческой вечеринке. Впрочем, если у вас есть довольно высокомерия и самоуверенности, это может сделать вас гвоздем программы.

Если вы никогда не носили ничего подобного, то начинать стоит только в случае, если вы должны присутствовать на церемонии вручение Нобелевской премии или Оскара. В этом случае тренировки необходимо начинать заблаговременно.

Оцените свои силы – достаточно ли вы ярки, чтобы не потеряться на фоне платья? Сможете ли вы достойно продемонстрировать себя в таком вызывающем виде? Будете ли вы чувствовать себя непринужденно, если наряд вам давит и непривычен?

Вечернее платье редко бывает удобным для тела, оно имеет строгий крой, жесткость и даже корсет. Юбки нужно уметь пронести вокруг ног и не запутаться в них, надо уметь красиво сесть и достойно встать. Огромная часть вашего успеха и весь ваш провал полностью заключаются в манере, с которой вы это несете. Если у вас небезупречная осанка, это будет ужасающе заметно. Даже недалекий наблюдатель увидит, что вы не сидели привязанной к стулу в гимназии, не носили на голове книжки и не подкладывали линейку между лопаток. Если вы привыкли ходить размашистым спортивным шагом, это станет видно еще до того, как вы сделаете первый шаг. Если вы впервые в жизни имеете дело в длинным подолом, это будет очевидно еще до того, как вы присядете на стул. Если вы нервничаете и не привыкли, что ваши руки в покое, это будет ясно еще до того, как вы возьмете бокал. Если вы просто можете выпрямиться, но не живете каждый день с позвоночником, натянутым, как струна, вы так и будете весь вечер выпрямляться и сгибаться, как только чуточку расслабитесь. Если вы не привыкли существовать с прямой спиной и на шпильке, вы станете жалкой очень быстро. И это тот случай, когда наряд не вытянет вас, а выдаст с головой.

Любая вещь требует соответствующей повадки, которую невозможно выучить за день, которая вырабатывается только длительным существованием в соответствующей среде. И вечернее платье одна из тех вещей, которые показывают вашу чуждость им мгновенно и безжалостно. Другой такой вещью являются сноуборд. Вы же никому не сможете доказать, что мы мастер склонов, если вас пристегнули с прибору в первый раз и вы смутно припоминаете что читали про это в самолете.

Сумеете ли нанести необходимый случаю макияж и дисциплинированно поддерживать лицо на высоте? Дело не только в том, что макияж должен оставаться безупречным до окончания бала, а в первую очередь в том, что идеально накрашенное лицо не имеет право на те гримаски и милые рожицы, к которым вы так привыкли в обыденной жизни. Теперь ваше лицо это не площадка для выражения ваших чувств и эмоций, оно вам вообще больше не принадлежит, поскольку оно принадлежит платью. Только мимолетные легкие выражения могут появляться на нем, основным же фоном должна стать милая безмятежность. Вы больше не смеетесь в голос, не морщите нос, не кривите губы, не хмуритесь. Сможете ли вы выдержать эту мимическую диету на протяжении всего праздника? Есть ли у вас причина это делать?

Самой большой ошибкой, которая делается повсеместно, являются распущенные волосы. Запомните, что так называемые прически из распущенных волос никогда не могут быть партнерами вечернему платью. Только и исключительно собранные волосы, будут ли они подняты высоко на затылок или собраны в низкий узел над шеей.

Другой ошибкой – еще более ужасающей – является голая грудь. Если на вас декольтированное платье, открывающее грудь, то декольте обязательно должно быть заполнено. Это может быть бархотка на шее, тонкая цепочка с подвеской, но конечно лучше всего полноценное ювелирное колье или ожерелье. Женщины, которые надели корсетные платья с голыми руками и при этом не нашли у себя даже скромной бархотки выглядят в роскошных нарядах неуместно обнаженными.

А ведь вы должны еще и учесть ваше окружение. Вы уверены, что зал, в котором вы будете находиться, соответствует пышности вашего наряда? А ваш спутник – будет ли он одет в смокинг или хотя бы в формальный костюм, чтобы сопровождать вас? Откроет ли он вам дверцу машины, подаст ли руку и шубку? Продумайте свое появление и уход, вы не сможете ехать в общественном транспорте и судорожно искать такси. Вы не сможете ступить в снег туфельками и пакет со сменной обувью вас не украсит в фойе мероприятия.

Реалии сегодняшней жизни таковы, что вечернее платье не является сколько-нибудь необходимым в реальной жизни простых людей. Слишком много условий должны вы соблюсти, чтобы оно выглядело достойно. И главной жертвой будете вы сами. Считаете ли вы, что эта жертва должна быть принесена? Что в мире требует от вас такой жертвенности? Только вручение Нобелевской премии или Оскара. Во всех остальных случаях вы сами намного ценнее, чем непомерно пышная упаковка, в которую вы почему-то хотите обернуть себя.

A suivre…

Бутерброд в ожидании апокалипсиса

30042012092

Это портрет мега-бутерброда, который я съел в стокгольмском аэропорту по пути в Париж в мае. Он стоил очень дорого, я даже решил не запоминать его цену в шведских кронах. Между прочим именно в Арланде лучше всего можно покушать из всех аэропортов, где мне довелось бывать. Я долго выбирал его на витрине и сомневался – могу ли я позволить себе эту цену? стоит ли оно этого, или без него можно обойтись? Но вдруг пелена упала с моих глаз и я спросил себя – ты собираешься еще раз побывать в Арланде? ты хочешь всю жизнь жалеть что не съел этот копеечный по гамбургскому счету бутерброд? ты хочешь оставить этот эпизод незавершенным? вот придет конец света, а ты еще бутерброда не поел? Я открыл бумажник и купил все, что посчитал нужным, так уверенно, словно за меня платит кто-то другой. Это был самый прекрасный бутерброд, который я ел в жизни. Теперь я спокоен – если конец света придет, моя совесть будет чиста, бутерброд я поел.

Последние два года я живу в ожидании конца света. Два года назад моя жизнь сделала такой вираж, что я с полной ответственностью знал, что я стал бы делать, если бы был уверен в том, что через пару лет все закончится.

А что я стал бы делать? О, я был бы счастлив! Я бы снял с карточки все деньги, уволился и уехал бы… Я не заходил в мечтах так далеко, а то вдруг конец света не случится и мне будет мучительно больно за крушение своих планов.

Почему же апокалипсис был для меня так желанен?

Потому что он снимал с меня всякую ответственность за мою жизнь!

Я мог больше не тревожиться по поводу предстоящего мне суда, по поводу того что я не могу жить во Франции, потому что я одинок и несчастен, меня никто не любит и я не могу принять самое важное решение в своей жизни. Я мог не переживать, что моя жизнь в одночасье оказалась разрушенной, когда я только-только возвел ее до основания цокольного этажа. Я мог не беспокоиться из-за своей бездомности, из-за невозможности заработать на собственное жилье и из-за перспектив моей будущей жизни. Ну какие перспективы можно уложить в пару лет? Только прожить их в свое удовольствие, чтобы не сожалеть об этом, как те люди.

Конец света выписывал мне индульгенцию на все! Я больше не был никому ничего должен. Я мог ехать куда угодно и делать что хочется, я мог есть до упада и пить сколько влезет и не заботиться о лишнем весе. Я мог заводить романы и разбивать сердца, ну какое это имеет значение перед вечностью небытия! Какая разница, какие решения я приму сейчас, если срок этому всего два года. Никто не будет мучиться всю жизнь, два года и все.

И знаете, это были отличные два года.

Я не уволился и не уехал на Кубу, я фактически продолжал двигаться по той линии, на которую вступил однажды, как трамвай по рельсам, и не был в состоянии свернуть, но это был уже не тот трамвай, что стартовал из парка.

Два года апокалипсис был моим единственным стимулом к действию.

Вдруг оказалось что нет никакого завтра и никакого потом. У меня было только сейчас. Это ощущение было очень похоже на то, с каким я покинул госпиталь через пять дней после операции с эпикризом в руке. Никакого потом, представляете! Одно вечное сейчас. У меня был один день – сегодня, моим передним рубежом была следующая четверть часа. Тогда я был слишком юн, чтобы оценить это ощущение по достоинству. В тридцать ко мне пришла мудрость опытного человека. Интересно, как пережил ее отсутствие опытный человек.

Моим движущим фактором стала фраза «а вдруг конец света, а я еще не…». Все смеялись и спрашивали меня действительно ли я верю в эту чушь. Я не поддавался на провокации. Я уверенно стоял на своем – а вдруг завтра конец света, а я еще не носил фиолетовых ботинок? А вдруг конец света наступит, а я так и не съездил на Восток? А вдруг конец света придет, а я и текилы не пил? Не танцевал, не встречал рассвет, не напился как следует, не объелся рошфором, не пил красного шампанского, не писал маслом, не носил светлую шляпу… Да мало ли чего я не успел за тридцать лет.

Апокалипсис избавил меня от тех серьезных долгосрочных планов, которые полагается иметь мужчине к тридцати годам – дом, семья, карьера, планы. У меня не было никакой возможности обеспечить эти планы, это помимо того, что они были далеки от меня, как Шанхай. В этом плане меня интересовало только издание моей книги, которая уже тогда оформилась в отчетливую идею и витала вокруг меня, планомерно чиркая кожистыми закрылками по моей физиономии. Никакая другая профессиональная карьера уже совершенно очевидно не была для меня возможна при сочетании моих способностей с моими амбициями, так что тут я пошел по пути наименьшего сопротивления, как это обычно делает мой бог.

Тем не менее, мои апокалиптические планы не были так уж деструктивны. Я мог собраться и поехать в Париж, и не экономил больше каждый сантим, а покупал себе вещи, шляпы, туфли, обедал в ресторане… Ну вот вдруг конец света настанет, а я не съел этот симпатичный сандвич с индейкой. И надо все-таки сходить в Лувр, а то ерунда какая-то, конец света наступит а я и в Лувре не был. Я мог позволить себе познакомиться с Давидом нашим Бертье и не переживать – да ладно, какая разница, все равно конец света скоро. Я мог купить дорогие украшения – ну какое значение имеет их цена перед концом света? Куда я дену эти деньги, надо успеть окупить их до конца света. Какой смысл мучать себя диетами и экономить на обедах, если еда оказалась практически единственным ощутимым удовольствием, а конец света уже не за горами?

Какой смысл жить, если ты не можешь этим насладиться?

Понимаете, я уже не успел бы сделать ничего значительного, построить дом, вырастить детей, сделать карьеру. Но в этом сиюминутном ракурсе моя жизнь представла передо мной совсем в другом свете, нежели мне было вложено с детства. Я вдруг оказался свободен от социума, а заодно – так совпало – от семьи, страны, друзей, любви, я оказался в неком вакуумном пузыре, привязанный как воробушек за лапку только своей службой, которая оплачивалась. Если бы меня еще и уволили в тот момент, я бы точно уехал в Магриб.

Тех денег, которыми я располагал, не хватило бы на долгосрочные проекты, но обеспечить себе отличную жизнь-сейчас я вполне мог. И я этим планомерно занимался. Пришло время носить лучшие шмотки, какой смысл донашивать старое, если новое после конца света не наденешь, вот придет апокалипсис, а у тебя полный шкаф невыношенных вещей. Пришло время есть лучшие сыры и пить лучшее вино, носить только красивую обувь и не заставлять себя что-то делать. Какой смысл насиловать себя из-за ерунды, когда до конца света осталось раз-два и обчелся?

Когда, если не сейчас? Не будет никакого потом, завтра… То есть завтра еще будет, и вот если не завтра я напишу маслом свою первую картину, которая вполне может стать лучшей и единственной, то когда же? После апокалипсиса что ли?

Дорогой билет на концерт, куда я хотел сходить? А куда, скажите мне, я потрачу эти деньги с большей пользой? Не будет уже никакой ипотеки, никакой семьи, ничего не будет, только завтра, только сейчас. Какое еще удовольствие я могу позволить себе завтра за 100 евро? Правильно, купить билет и пойти на концерт.

Я старался успеть все, что я задумал. Не было времени на раздумья. Я должен был успеть сделать все, что от меня зависит, в отложенный мне срок.

До конца света осталось меньше месяца, и я не наблюдаю никаких признаков надвигающегося апокалипсиса. А я за это время сроднился с ним, он был моим спутником и товарищем, я находил в нем ту нерушимую опору, которую никто и ничто иное не могли мне дать.

Знаете, я думаю, что нас обманули. Не будет никакого конца света. По крайней мере, не на нашем веку. Как-то слишком буднично все идет. Я уже запланировал на следующий год всякие планы, я пишу книгу и рисую, раз уж танцы для меня закончились, я вернулся на спорт и наметил отпуск. Я разметил Адвент, согласился на корпоратив и купил шампанское для Рождественского сочельника. Ну не будет конца света с предупреждением за два года. Но может быть еще не все потеряно? Может быть, он придет внезапно..? Я рассчитываю на тебя, апокалипсис. Приходи еще.

I Love You Too! Фредди Меркури — Кулаком в небо

Во время концерта рок-группы басист кричит ударнику:
— Which song will be next?

— I Love You! —кричит ударник.

— I love you too! But which song will be next?

Мне жаль, но я не отношусь к самодостаточным людям, которые всегда уверены в собственной, каким-то подспудным способом сформировавшейся точке зрения. Мне всегда были нужны ориентиры, путеводители и маяки на скалах. И я усердно искал их, стараясь определить свое собственное место посреди чудес этого мира, где я оказался.

Я видел чудесный и изобильный мир вокруг себя и я хотел понять как он функционирует. Я накапливал данные и подвергал их сомнению, я формировал свой взгляд на мир таким образом, чтобы получив объяснения, мир продолжал оставаться ярким, страстным и полным обещаний. Я всегда искал объяснения, основания и систему во всем, что случалось вокруг меня. Мир был полигоном безумного физика. Второй закон термодинамики приводил меня в священный трепет, и то же самое действие на меня оказывал орган в приходской церкви. Я чуял в происходящем какую-то тайную силу, которая не дает атомам разлететься по сторонам или упасть на земное ядро тонким слоем. Никто не мог мне открыть ее тайну, ни одно объяснение мне не казалось удовлетворительным.

Я искал своего пророка, потому что готов был поверить каждому, кто смог бы впечатлить меня. Бога мне было мало, я нуждался в переводчике, который смог бы ясно донести до меня, что же имеет ввиду его бог. У меня всегда было много вопросов к нему, но я не желал положить всю жизнь на поиски небольшого божественного откровения, которое при ближайшем рассмотрении оказывается очевидным.

Я нашел его там, где всегда находят своих пророков молодые. Среди трубадуров, которые голосят о своей любви на каждом перекрестке. Он пел очень хорошо. Его голос звучал лучше и вызывал трепета больше, чем органные трубки. Его музыка была запоминающейся, а аранжировки сочными и выразительными. Ритмическая партия дробила мне душу на части, гитарное соло было без малого гениально, басовые рифы великолепны. А на фоне всего этого пламенем горел мой пророк. Невиданно вызывающий, нагло яркий и бесстыдно эксцентричный, мистер Фредди Меркури.

Я был в шоке, и в восторге от этого шока! Он поразил меня и покорил с первого взгляда. Он был таким, каким я мог бы мечтать стать, если бы мог хоть немного в это верить. Это был баллистический снаряд, человек с энергией противопехотной установки и таким ошеломительным голосом, словно его в рот целовал король эльфов. Впрочем, в это я как раз готов был поверить охотно.

Я внимал ему с готовностью неофита, хотя для того, чтобы понимать его, требовалась определенная подготовка. Я с удивлением обнаружил, что нашел человека достаточно образованного, чтобы вызвать мое уважение, и при этом настолько страстного, чтобы увлечь меня всего без остатка.

Сила, пребывающая с ним, стояла за его спиной и дышала мне в лицо жаром с каждого снимка, гудела горячим ветром в наушниках, бесстыдно обнажалась в каждом клипе. Слова песен застревали в зубах, но не становились банальными от бесчисленных повторений. И он всегда показывал, куда направляется. Показывал кулаком. Показывал в небо.

Он не менялся, не прогрессировал, не развивался. Он существовал одновременно во всех своих бесчисленных ипостасях. Он был передо мной развернутым свитком, змеящейся лентой, северным сиянием и млечным путем. Одновременно он был дикарски прекрасным страстным юношей с ртом, полным огня, и элегантным, редкой импозантности мужчиной с ласковой улыбкой, полной загадок, и встрепанным безумцем с проникновенным взором прокаженного, и аппетитной брюнеткой с пылесосом, и умирающим фавном, и серафимом с тысячью глаз. Разложенной колодой таро, где каждую карту можно бесконечно рассматривать, а можно схватить взглядом за один миг и понять, потому что смысл проникнет в сознание и утвердится там. Я не читал его, как книгу, он лежал передо мной весь сразу, распластанный и распятый на кресте собственных убеждений. Потому что на момент нашего знакомства он был уже мертв.

Пророк, принесенный в жертву собственным богам. Божество, умирающее и воскресающее на моих глазах. Воплощение бога живого тех полей, которые мы знаем. Посвященный в какие-то жуткие и захватывающие тайны мирового бытия, о которых он старался рассказать каждому на его языке словами музыки и ритма.

Меркури был моим пророком, посредником божества, на которое я не обращал внимание, настолько был увлечен толкованиями. Вторые меня всегда увлекали больше, чем первые. Он совершенно открыто всю жизнь поклонялся своему богу, тому богу, которого не называл, но которому следовал.

Для меня, с моими идеалами крестоносцев, он был воплощением божества намного более древнего, чем все ангелы неба. Легионеры Рима поклонялись ему и звали его Митра – посредник, непобежденный, десница. Он убивал быка и это был акт творения. Каким был бы мир, если бы бык убил его? Тот, кто убивал быка, шел к нему с одним ножом и должен быть готов пожертвовать собой, пытаясь принести быка в жертву. До сих пор это знает каждый тореро, и каждый, кто видел победу быка на корриде.

Он был той движущей силой порядка, которая противостояла хаотической силе толпы. И та мощь, которую он нес с собой нисколько не уступала силе беспорядка. Передо мной разворачивалось очередное отражение в реальности бесчисленных эпических небесных битв, последнее отражение той главной битвы, которую все еще продолжают описывать пророки. Он был посредником между правдой небес и правдой жизни, как между двумя древними божествами арийцев. И он ничего не знал о смирении, это было восхитительно. Да, для меня, потомка тех, кто хватался за меч раньше, чем мог придумать подходящее слово, это было как раз тем, в чем я нуждался. Он казалось не боялся ничего!

Он вдохновлял меня и давал мне силы. Когда я говорю о вдохновении, я ни в коем случае не имею ввиду то эфемерное «творческое» чувство, о котором любят говорить люди искусства. Я инженер, Дитя Марфы, и для меня вдохновение всегда означало только намерение и готовность сделать это. Намерение озвучивал его голос. Я пересмотрел безумное количество фотографий, пытаясь его понять, я читал оригиналы и переводы, я ходил в наушниках и с подстрочным переводом в руках. Я твердил за ним те места, которые меня потрясали. Тщательно изученная ранее религия и мифология позволила понимать сказанное без книг, иначе мне потребовались бы учебники и справочники. И то временами даже я должен был обращаться к комментариям, словно решал шараду.

На защите моего второго диплома магистра модели пошли на подиум под аккомпанемент I Want It All. Неожиданно для комиссии и публики. Что и говорить, что следующие за моим четыре костюмных показа не выиграли в яркости и подаче! Перед выходом я долго говорил со звукооператором, а днем раньше несколько раз повторял генеральный прогон. За месяц я начал мучительно подбирать музыку, но окончательно решиться смог только за несколько дней до защиты. Но все время, которое прошло с момента разработки идеи, я не мог его отпустить от себя.

 

Я искал его и я его нашел, я не могу отпустить его, потому что он мне нужен, он необходим мне. Необходим мне до сих пор, хотя время исканий в моей жизни уже прошло. До сих пор именно он говорит мне – Встань и иди. И тогда я встаю и иду.

Я тоже люблю тебя, Фредди! Так что мы будем играть?

Не моя девушка

Он был всегда. Не то чтобы со мной, просто был. Какое-то время он меня даже не интересовал, он просто был. Он был той тканью реальности, в которой я находился. Он был неотъемлем. Он был им самим и никогда не был никем другим. И все плясали под его дудку.

Потом я обратил на него внимание. Знаете, как каждый из нас в какой-то момент вдруг замечает то, что до сих пор было очевидным и не требовало пояснений. С каждым это происходило. Одни вдруг замечали, какая чудесная улыбка у соседской девчонки, другие замирали, когда холодный рассвет заставал их в полях, третьи, услышав Болеро Равеля, никогда не могли больше стать прежними. Я обратил внимание на него и это стало для меня таким же откровением от бога, как органная месса на собственной конфирмации или смысл второго закона термодинамики в изложении Эрвина Шредингера. Я его увидел. И услышал. Это было подобно тому, как первый раз увидеть море или впервые задуматься о необъятности звездного неба. Прошло некоторое время, прежде чем я смог осознать, уместить в своем уме, с человеком какого масштаба я имею дело. Ниша возле той, где помещался Наполеон Бонапарт, как раз была свободна.

Я не делал ничего сверхъестественного. Я даже не следил за ним специально. Я узнавал то, что о нем говорили, слышал его песни, видел его клипы, следил за процессами в суде. У меня даже нет полного собрания его песен. Но я всегда узнаю его по голосу, я замираю и оборачиваюсь, где бы я ни находился, если я слышу его работу. И где бы я ни был, что бы меня ни привело туда, и чем бы я ни был занят, в этот момент я улыбаюсь ему. Ну здравствуй, старый друг.

Он просто был со мной и вокруг меня. Он был самым моим верным другом и надежным пристанищем. Ни в ком я не мог быть так уверен, как в нем. Я знал, что этот человек не изменит себе и не предаст этим самым меня и мои интересы в этом мире. Он был полон чудес, как небо, неизменен, как море, и вместе с тем надежен, как земля. И он был собой и никем иным. И знаменем его была любовь.

Я сверял по нему часы, и это происходило без всякого напряжения и душевной работы, никакого принуждения не было в том, чтобы задать себе вопрос – а что бы сделал он? ему бы понравилось? он одобрил бы это?

И он не сдавался. Вот был тот магнит, который притягивал меня к нему. Он имел смелость быть собой и делать то, что считал нужным, и если это кому-то не нравилось – а это кому-то не нравилось! – он не сдавался. Он бился и стоял насмерть, он отступал на этапы, он заключал позиционный мир, но он не сдался. И хотя никто не осудил бы его, он держался.

И я знал, что я для него важен. Что я для него не какой-то жалкий потребитель, не финансовая жертва, не абстрактный фанат. Что и я в том числе – тот человек, для которого он все это делает. Да, и для меня лично тоже. У него всегда было для меня время. У него всегда находилось что сказать мне. Хоть пара слов, но у него всегда она была. Он всегда находил нужные слова. Его голос не всегда был громким, не всегда заглушал другие голоса, но он всегда говорил правильные вещи, и я знал, что он со мной честен. Он не врал мне, он сам таким был. Он был ориентиром, факелом среди дня, сказочным персонажем среди обыденности.

Он поддерживал меня в самые жуткие дни моей жизни и разделял со мной радости. Он не был моим единственным кумиром, но никогда не покидал меня. И я знал, что он не покинет. Это придавало мне просто невозможную уверенность в том, что все будет хорошо. У нас. И даже при жизни.

И если тот, кто был до него, дал мне страшное слово Никогда, он пришел ко мне с новым словом и щедро одарил меня. Возможно было его слово. Все возможно, пока мы живы. Я любил его без памяти и был ему бесконечно благодарен не за то, что он сделал, а за то, что он был. Был таким, каким был, был собой. Был в моем мире. И я жил в мире, сотворенном им. Это был хороший мир.

Он прошел со мною годы и мили, он рассказывал мне удивительные истории и открывал мне глаза на очевидные вещи. Он смеялся и плакал со мной, и утешал меня в трудный час. Он был блистательным и был простым, он надевал сияющие одежды света и являлся мне, как посланник истины, и в тот же час приходил в пижаме через боковую дверь и заговорщицки улыбался мне.

Иногда он приходит и садится подле меня, не касаясь, и посидев немного молча, глядя на свои руки и ковыряя пол носком туфли, смущенно произносит:
— Знаешь, Билли Джин – не моя девушка…

И тогда я пододвигаюсь ближе и говорю:
— Да, парень, я знаю. Все будет хорошо, у нас с тобой тоже.

Будь счастлив, мой дорогой, где бы ты ни был.

Одиночество…

…это когда ты красишься в блондина и тебе не с кем этим поделиться.

Когда ты уже решаешься воплотить это странное нелогичное желание, которое давно таилось и вызывало законные подозрения: возможно ли это? будет ли мне хорошо? – и неожиданно записываешься в парикмахерскую просто потому, что оказался рядом и в понедельник свободный вечер.

Когда утром ты берешь с собой давно купленную ради особенного случая бутылку редкого шампанского, потому что если не такое событие достойно быть отмечнным ею, то что же? И ты таскаешь ее с собой весь день, думая, что она нагреется и растрясется, но это все мелочи, мелочи. А по пути в парикмахерскую ты покупаешь разный сыр и кладешь в пакет с шампанским, потому что это надо будет отметить, или напиться с горя, если не выйдет.

Когда ты честно предупреждаешь мастера, что ты редкий зануда и во всем хочешь понимать, как это происходит, и полтора часа тупо и нудно спрашиваешь его: вы точно помните, как мне надо? а почему такие узкие пряди? а получится так, как надо? а раньше никто не брался это сделать! а цвет будет такой, как на картинке? а вдруг мне не пойдет? а почему на фольгу? а как это называется? И мастер спокойно делает свое дело так, как он считает нужным и сверху спокойно отвечает, что все будет хорошо, а сам, наверное, посмеивается.

Когда волосы уже просохли и уложены, ты неожиданно обнаруживаешь, что тебе идет и ты сразу стал другим человеком, лучше того, кем ты был раньше. И всем нравится, и это очевидно. И ты уже по собственному лицу в зеркале видишь, что тебе идет, и что тебе нравится, и что ты очень-очень доволен и не умеешь скрывать свои эмоции, и что совсем не хочется скрывать.

Когда ты выходишь из парикмахерской, и ты так хорош собой, что вечерние прохожие головы сворачивают, и ты это видишь, замечаешь, понимаешь. И вдруг осознаешь, что дождь закончился и жизнь в общем-то еще ничего.

И тогда ты достаешь свой телефон и начинаешь листать книжку с именами. И внезапно понимаешь, что тебе некому позвонить. И не с кем поделиться этим. И не к кому завалиться с пакетом сыра и редкой и немножечко уже растрясенной бутылкой шампанского, и закричать: Ааааа! Смотри! Круто?!

Ты набираешь один номер, потом другой, но у всех своя жизнь, свои друзья и свои проблемы, намного более важные, чем радикальная смена цвета волос другого человека. И тебе приходит в голову, что ты мог бы пойти домой и спокойно выпить сам бутылку редкого шампанского, и съесть сыр. Но какая тогда разница, какого цвета у тебя волосы, если ты сам себе дорог и брюнетом.

И тогда тебе вдруг становится внезапно очень остро одиноко, и ты торопишься домой, и еще больше растрясаешь редкую бутылку шампанского, но уже не думаешь об этом. И почему-то уже в лифте тебе вдруг становится еще хуже и ты неожиданно начинаешь плакать, и у тебя есть всего лишь минута или около того, пока лифт поднимается на последний этаж.

А потом ты приходишь домой, и закрываешь дверь, и ставишь обратно редкую бутылку шампанского – будет еще повод… наверное.

Я покрасился в блондина, камрады. И я очень одинок.